Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Бродяга | RSS
Меню сайта

Логово Фонтанщика

Правила Постов

Категории раздела
Warhammer 40 000 [113]
Статьи по сорокатысячнику
Warhammer FB [1]
Статьи по Warhammer FB
Другие игры от Games Workshop [1]
Lord Of The Rings (LOTR), Blood Bowl (BB), Battlefleet Gothic (BG), Epic Armageddon (EA), Inquisitor, Mordheim, Necromunda, The Battle Of Five Armies (TBOFA), Warmaster, Aeronautica Imperialis (AI), Gorkamorka
WARHAMMER HISTORICAL [0]
Статьи по WARHAMMER HISTORICAL
D&D MINIATURES [0]
Статьи по D&D MINIATURES
Warmachine [1]
Статьи по Warmachine
Rackham [0]
Статьи по по Rackham - Confrontation, DOW, Ragnarok
AT43 [4]
Статьи по AT43
Военно-историческая миниатюра [0]
Статьи по историческим варгеймам
Литература по миниатюризму [4]
Все остальное по теме миниатюризм, не вошедшее в другие категории

Главная » Статьи » Миниатюризм » Warhammer FB

Дальний Карак


***
Достопочтимый мастер-инженер Снорри Турлассон Огненное ружье кивнул и посмотрел по сторонам. Его слегка вывернутые, как и у всех гномов, губы беззвучно шевелились – казалось, он говорит с кем-то другим, более важным и достойным, чем этот никчемный человек-ученый из Нульна, который не знает даже, что такое…
- Значит так, умги, не знающий длины бороды свого прадеда. Запомни – карак – это не крепость. Карак – это не город. Это – место, где гномы живут, работают, где они… Это – дом, человек. Дом, где мы рождаемся, живем, умираем, где мы радуемся и печалимся, где храним книгу Памяти и книгу Обид, достояния нашего рода, где проходят совещания гильдий…Что? Гильдии? Ну да, у нас есть гильдии и много, но самые уважаемые – это гильдия купцов и гильдия инженеров… Какая гильдия лучше и почетнее? Кем быть почетнее – воином или купцом? Умги! Мы не эти пустоголо-вые эльфы, которые грызутся за почести и места в зале совета, все гильдии почет-ны… хотя был случай в одном караке…

***
- Тиззи! Тиззи! – голос из того далека, когда камни были большие, а борода еще подметала плиты пола, и ее не надо было заплетать в косу и затыкать за пояс. Из того далека, когда у тебя была еще мать, когда твоя личная книга обид состояла из одного листочка с детски выведенным: «Да будит записано, што Снорри наступил мне на нагу. Абида эта да будет смыта кровью», когда он еще мог ходить. Но пропа-ла твоя мать, Гудрун Златобровая, возвращаясь из Карак-Азгала от родичей, но те-перь ты передвигаешься по родному караку на каменном троне, который несут чет-веро уважаемых и прославленных воина, чья длина бороды достойна.
- Тиззи, - так звала тебя мать, когда ты, заигравшись со сверстниками, не яв-лялся к положенному сроку на омовение или обед.
- Тизвальд Железная Ступня Торбсон, король и хранитель книги Обид клана Последнего оплота – так называют тебя теперь.
И какая ирония – Тиззи, вернее, Тизгорг, - это имя того, кто возглавляет эту орду…
- Я хочу их видеть, - тихо сказал Тизвальд и почувствовал, как уходят вниз стены, - верные воины подняли трон и двинулись по плитам коронного зала. Они прекрасно знали, кого хочет видеть их король.
Когда трон несли извилистыми коридорами карака, Тизвальд внимательно смотрел по сторонам, думая найти признаки бессилия или отчаянья, которые обычно сопровождают осажденных. Но нет. И взрослые, и дети сосредоточены и деловиты. Только первые были вооружены, даже некоторые в доспехах, а вторые сменили игру «раскачай камень» на «урони камень на гроби». Да, еще рано было унывать и отчаи-ваться – осада шла всего год… Вот под конец Великой Осады Грозвальда, которую ты, король, застал еще молодым гномом с молоком, не высохшем на бороде, было трудно. Особенно на пятый год, когда пришлось есть крыс и убитых в ночных вы-лазках троллей…
А вот и стена. И хмурый день на равнине перед караком. Раньше изумрудно-зеленая с желтой паутиной дорог, сейчас она была похожа на лужу рвоты тролля - колышешуюся, студенистую, смердящую, бесцветную от смешавшихся красок. Кого только там не было – казалось, Последний Оплот осаждали все племена зеленоко-жих, которые вообще возможны в этом дряхлеющем мире. Там были и хобгоблины верхом на своих отвратительных волках, и степные гоблин на хрупких, собранных кое-как колесницах, и кобольды, и гроты, и даже странное племя ночных гоблинов, которые любили ездить на этих отвратительных тварях – сквигах – бурдюках с зуба-ми и острыми, как жало эльфийской стрелы, когтями.
И посередине всего этого безумия – черный, отливающий сталью, остров ужа-са. Там, где стоял шатер Тизгорга Кровавой Длани, там, где расположилась его гвар-дия – огромные черные орки, закованные с ног до головы в броню, там, где высится курган из голов гномов Последнего Оплота, навершие которого – голова Берегара Острого Топора Торбсона.
Голова твоего сына, король.
Ты помнишь, как это случилось? Ты помнишь тот день?
Сверкающие сталью, синеющие громрилом, желтеющие золотом и тускнею-щие серебром ряды твоих воинов вышли из ворот навстречу орде гроби. Казалось, что это просто очередной налет неорганизованной толпы, которая как ветер ударит по камню, смахнет пару слабых песчинок и исчезнет, оставив огромную яму, в кото-рой сгорит мертвая зеленая плоть.
Но в тот момент, когда сталекрушители во главе с твоим сыном вошли, как кайло в хрупкий гранит, в беспорядочную толпу гроби в центр, все изменилось. Зе-ленокожие замерли, а потом испустили радостный вопль, который звучит до сих пор:
- Тиззи!
И в долин перед караком спустились они – черные ори во главе с предводите-лем…
А дальше – как каменная крошка в глаза от неудачного удара кирки - неожи-данное нападение во фланг невесть откуда взявшимся хобгоблинов на волках, оста-новившиеся кобольды, вылезшие из ниоткуда гноблары с цепами… голова сына в руках Тизгорга, и окровавленные губы шепчут последние слова своему отцу…
- Никогда! – резкий голос прервал воспоминания короля. Тизвальд узнал этот голос и мысленно вздохнул.
- А я говорю – необходима вылазка!, - ответил второй знакомый голос. Да. Это опять они, и снова эти двое взялись за старое.
- Тизвальд Железная Ступня Торбсон, король и хранитель Книги Обид клана Последнего оплота приветствует достопочтимого тана Снорри Одноглазого Томп-сона и достопочтимого главного мастера оружейника Бальди Тугая Тетива Хальдур-сона! – пророкотал ты с трона.
И твои советники замерли в приличествующему их статусу поклоне.
- Мне кажется, - продолжил ты, - Я знаю причину Вашего спора, тем более, что он длится уже год. Вы, достопочтимый главный мастер оружейник Бальди Тугая Те-тива Хальдурсон опять предлагаете всем, как один, в едином порыве небывалого единства, причем не только мужчинам, но и женщинам и детям, выйти под реющими стягами, покрытыми рунами, под звуки боевых горнов и в решительном сражении стереть с лица земли бесчиствующие орды захватчиков, потому как длительная оса-да может привести к голоду и страданиям простого народа…
- Да, да, - затряс неровной от огня гона бородой главный мастер оружейник,- Ибо несть числа…
Но ты становил его плавным движением седой брови и продолжал:
- А ты, достопочтимый тан Снорри Одноглазый Томпсон, справедливо указы-ваешь, что ворогов зело вельми и весьма много есть и ну и не надо, за стенами креп-коположенокладочными отсидимся надыть, а зеленож… кожих перебьем или подох-нут он, как елги остроухие…
Тан сверкнул единственным глазом, но промолчал.
- И уже год ведете вы спор, - вздохнул ты, - мастер ремесел призывает к битве, а военный советник настаивает на терпении и войне из-за стен….. И оба вы взывает ко мне, но я молчу, ибо знаю больше вас…
Советники переглянулись, но ты скал хранителям трона:
- Вниз…
И они снова поняли твой приказ без лишних слов и понесли твое искалеченное тело на каменном троне, подобное бросовому речному голышу, вправленному в зо-лотую оправу, вниз, в узилище…
Говорят, что там ты хранишь череп дракон, который своим дыханием лишишь тебя ног и одарил прозвище… Говорят, что там… Впрочем, уже пришли.
Открылась окованная серебром с нанесенными рунами дверь, и советники увидели узника.
Он сидел, гордо выпрямившись, на каменном кресле, к которому был прикован заговоренными цепями. Выглядел он как обычный гном – благородная крупная го-лова с длинной бородой, нос изящной округлой формы, слегка вывернутые губы, мощное тело, подобное пивной бочке, короткие толстые ноги… одна из которых оканчивалась лошадиным копытом… Подле него на специальном постаменте лежала раскрытая книга и небольшой сверток…
Они стояли и молча смотрели на его, а ты рассказывал, и, казалось, гора, ле-жащая на твоих плечах, скатывается камнепадом слов с тебя.
- Это случилось два года назад, - говорил ты, - Мы дан не слышали вестей от наших родичей из карака, что лежит даль а восток от нас, и зовется Карак-Мр. Слу-чайны путешественники, охотники, странники и паломники приносили разные вести – одни говорили, что он разрушен и разграблен, и только мерзкие порождения хаоса бродят по его руинам, и у главных ворот сложен курган из черепов, который венчает голова в царской короне последнего повелителя оплота. Другие говорили, что карак прекрасен своей славе, что его стены из черного обсидиана вздымаются выше гор-ных пиков, что коридоры полны счастливых в работе и богатстве гномов, что король по прежнему восседает на троне в славе и сверкающем венце. Первые в качестве до-казательств показывал обломки ржавых и исковерканных ветрами хаоса топоров, вторые демонстрировали покрыты необычными рунами сверкающи доспехи и изящ-ной работы арбалеты, выпускающие сазу пять стрел за выстрел…
И вот, наконец, из Карак-Мора явился посланец. Но он пришел не как должно – со свитой, под рунными знаменами и камнем, на котором выбито название его кла-на и деяния предков. Нет, он явился один – темной ночью и без верительных грамот и поведал мне…
- Многие десятилетия назад, - раздался медленный тягучий голос, и советники вздрогнули – это заговорил узник, - Предтечи, мудрые и славные посланники богов наших, Гругни и Валайи, покинули нас… И горе пришло в родной карак. Орды гро-би и раньше донимали нас, но следующая напасть оказалась страшней. Огромные толпы порождений хаоса волнами бились о стены нашего дома. Безобразные зверо-люди, демоны хаоса, смертные воители, чьи тела был изуродованы до неузнаваемо-сти… И не было Предтч, чтобы помочь нам… И гибли мы, и страшные болезни по-ражали нас не меньше, чем оружие врагов… И царило черное отчаянье в доме на-шем… Но однажды в одной и дальних штолен шахтеры повстречали изумительное существо – прекрасное, как ограненный алмаз, изящное, как изгиб лезвия топора. Оно мерцало зеленым светом, что радовал глаз, и было имя ем Хашнут… И заклю-чили мы договор с ним, согласно которому он становится богом наших сердец и по-велителем наших умов, а взамен мы получаем…

***
- И возрадуемся, братья по умению гению инженерному, нашему достопочти-мому главному мастеру оружейники Бальди Тугая Тетива Хальдурсону, ибо на про-тяжении ста и трех лет он, борясь с мракобесием и костным восприятием научного прогресса, вел непрестанную борьбу за мир и процветание нашей гильдии, - голос оратора послушно омывал голову Бальди, скатывался изумрудами красноречия и разбивался сверкающими капельками об пол, - И вот, в сегодняшний знаменатель-ный день, что дарит нам мудрость наших богов, Гругни и Валайи, мы, все, как один, в едином порыве…
Бальди сидел и думал, что там, в мастерской, запертый в кованом сундуке на три хитрых и один простой замок лежит тот сверток, что был у пленника…
- Таким образом, если посмотреть на данный вопрос с диалектической точки зрения, то необходимость данного усовершенствования одновременно…
Рассеянно поглаживая огрубевшей от работы ладонью рукой сукно почетного стола, за которым сидел он и трое уважаемых мастера гильдии, Бальди кивал орато-ру, а сам думал совсем о другом…
В свертке был арбалет. Небольшой. Его легко можно было удержать одной ру-кой, да и рукоять как раз ложилась в одну ладонь… Инкрустированный золотом, не-сколькими камнями средней ценности, с насечками рунами – похожими на те, кото-рые используют инженеры в своей работе, но немного другими.. измененными… слегка…
- Безусловно, завистники и клеветники в бессильной злобе будут потрясать своими изнеженными руками из своего города Нульна, где их щедро кормит костля-вая рука дряхлеющего императора, но мы, братья-оружейники, мы, гордость гильдии инженеров, скажем в едином и гордом порыве….
Бальди помнил то ощущение – странное, доселе неизведанное или просто за-бытое, когда он взял в руки этот арбалет, легко взвел струну, наложил короткий болт со странным красным оперением и нацелил на испытатель пробиваемости номер два – лист громрила, мерно покачивающийся на цепях у стены мастерской…
- И теперь, благодаря славному рационализаторскому предложению главного мастера оружейника Бальди Тугая Тетива Хальдурсона мы будем вплетать в тетиву баллисты на три, а четыре стальных волоса, что повысит убойность этой замечатель-ной машины до двух третей ногтя вмятины на испытателе пробиваемости номер два, а значит, мы сможем…
Бальди помнил эту радость – щелчок тетивы и здоровое окованное бревно втыкается в лист громрила, а потом отскакивает в заранее приготовленную солому.. и ученики, радостно кричащие и показывающие вмятину в мишени аж на две трети ногтя…
- Да, собратья, это безусловная победа просветленного разума и прогресса, те-перь наши боевые машины будут еще непреклонней диктовать нашу волю всем этим стервятникам…
Но еще отчетливей Бальди помнил, как выстрелил из арбалета узника во все тот же испытатель пробиваемости номер два… И как стрела прошла через громрил как кирка сквозь землю и застряла в каменной степе…
- Ура, товарищи!!!

***
….И што ж они тут пишут… на чем они пишут? неужто кожа? Тьфу, пакость, якая.. Вельми, ибо… Так… Стра.. Страт… Стратегемы… Уф.. Слово то какое… И что же они там стратегемничают, пакостники козлоногие?
Книга узника лежала перед таном Снорри Одноглазым Томпсоном, и старый воин сосредоточенно водил пальцем, покрытым белой сетью старых шрамов, по ее страницам, шевелил губами и странно причмокивал…
«Раньше гномские войска имели круглые щиты, но затем, после того как вой-ско стало получать жалованье…»
Да сломайся переборка в моей шахте! Они платят воинам деньги! А ведь.. Ведь ратный подвиг это на сквиг с маслом, честь, честь эта, понимаешь, а они…
«… они заменили круглые щиты продолговатыми, ибо теперь и воля господа нашего Хашнута была такова…»
Ишь ты, воля была такова, чтобы всех их усех!
«В первый ряд боевого строя следует ставить легких воинов, вооружать кото-рых надо бросовым оружием и щитами малыми. Ни героев славных, ни музыкантов, дающих сигналы, ни знамени какого славного давать им не следует, пусть они дви-жутся вперед, подгоняемые пиками сзади и верой в славного господа нашего Хашну-та, ибо участь хобгоблина…»
Стоп, вагонетка безмозглая! Они что, этих зеленож.. кожих берут в армию? Ведь они враги наши первостатейные есть, то есть бысть, ибо…
«…служить нам, достойным детям господа нашего Хашнута. Когда войско по-строено в таком порядке, именно на них падают стрелы и камни неприятеля, именно они несут потери, а после чего не могут устоять против неприятеля и отступают на-зад, а за ними следуют…»
Пакость.. Пакость и есть… Так.. а дальше?
Дальше был подробный разбор различных построений тяжелой пехоты и автор трактата доказывал, что лучше всего строить отряды в шахматном порядке, так как…
Тан Снорри Одноглазый Томпсон плевался, ругался, но взгляд его последнего глаза был все задумчивее и задумчивее и он все чаще и чаще повторял:
- А ведь и тудыть его правда.. сюдыть…
А когда он дошел до главы, где подробно разбирается применение легкой ка-валерии степных гоблинов («…лучше обращаться к вождям племени белой руки или кровавого копья, ибо их предводители склонны разделять веру в господа нашего Хашнута»), то он окончательно посмурнел и достал заветный кувшин с пивом…
Гномы всегда сражались тяжелой пехотой, вставая стальной стеной.. Но их так легко было обойти с фланга или тыла.. А если бы тогда, в том бою у Черного Дере-ва… Он бы не потерял глаз и последнего сына, юного… Стоп, тудыть все в усе… Стоп… Ладность.. Что они там дальше пишуть?
«Каждый отдельный новобранец должен был вбить для себя….»
«Бросать секиры следует…»
«Шпионы есть трех типов…»
«Магия металла наиболее применима в битвах против…»
Близилось утро, а тан все читал, читал и читал…

***
Ты, Тизвальд Железная Ступня Торбсон, король и хранитель книги Обид кла-на Последнего оплота, сидел в тронном зале и смотрел на приближающихся к тебе советников. они шли медленно, не смотря друг на друга и по сторонам. И тебе на миг показалось, что ты видишь за их спинами больше, чем простые тени, бросаемые те-лами в свете факелов…
Тизвальд Железная Ступня Торбсон, король и хранитель Книги Обид клана Последнего оплота приветствует достопочтимого тана Снорри Одноглазого Томп-сона и достопочтимого главного мастера оружейника Бальди Тугая Тетива Хальдур-сона! – пророкотал ты с трона, - Я ожидаю вашего решения, мудрые мои советни-ки…

***
Достопочтимый мастер-инженер Снорри Турлассон Огненное ружье замолчал и упер взгляд на дно кружки.
- Ты хочешь знать, что было дальше, живущий так мало, что не знает, как под-земная река меняет русло? А дальше все было просто – на следующий день советни-ки постановил казнить узника. Потому как новые знания в науке и ремеслах и новые умения в военном деле – это хорошо, но есть и то, что не отнять и не обменять на шестеренки и стратегемы. Есть честь…. Что? Что случилось с Последним Оплотом? Конечно, он пал…


Источник: http://mastig.ucoz.com
Категория: Warhammer FB | Добавил: MisterNurgl (27.05.2010) | Автор: MisterNurgl W
Просмотров: 393 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Бродяга



Привет!
Ну... не стесняйся
среди братьев-воинов
всегда найдётся место для послушника!
Регистрация
Я посвящен!

---

Легион

Поиск

Новое на форуме
  • Журналы комиксов студии "Муха" (28 номеров) (1991-2009, CBR) (1)
  • Miniature Sculpting With Aragorn Marks (5)
  • WorldWorksGames (20)
  • Экзорцисты (the Exorcists), Imperial Armour 10 (14)
  • Aliens: Glass corridor \ Чужие: зеркальный коридор (1)
  • Эпоха битв (2)
  • Книги проклятого города Mordheim (2)
  • Шаблоны для деколей Warhammer 40 000 (12)
  • Alim le tanneur / Кожевник Алим (2)
  • Hordes: Gargantuans (2)

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    * * * * *