Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Бродяга | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Games Workshop » Бэкграунд и Флафф » Проклятая Вечность, Accursed Eternity (Sarah Cawkwell, сборник Architect of Fate)
Проклятая Вечность, Accursed Eternity
MisterNurglДата: Четверг, 29.03.2012, 17:33 | Сообщение # 1
Великий нагибатор
Группа: Космодесант
Сообщений: 6217
Награды: 30
Репутация: 86
Статус: Offline
ПРОКЛЯТАЯ ВЕЧНОСТЬ

Сара Коквелл

I

+++


Зашифрованное сообщение, уровень секретности - пурпурный, код Тета Гамма Четыре Три Девять. Адресовано по приказу Ордо Маллеус капитану Шестой роты Звездных Драконов Танеку, в настоящее время командующему Сдерживающим Флотом Каппа. Приветствую и требую безотлагательного соблюдения вами соглашения. Сообщено об обнаружении корабля, соответствующего архивному описанию «Проклятой Вечности».
Данной мне властью и моим положением в Святых Ордосах, вам приказано привести флот в координаты, которые я передам после этого сообщения. Данное обнаружение служит основанием для немедленного расследования, а ваш флот ближайший из имеющихся в наличии. Я лично переговорю с вами по вашему прибытию.
Конец сообщения.

+++

Неуправляемое судно несли бесконечные волны космоса. Частично скрытое клубящимся пылевым облаком, оно появилось из тьмы, как чудовищный левиафан, неуклюже поднимающийся на поверхность из далеких глубин за глотком жизнетворного воздуха. Аналогия была небезосновательна.
Окруженный со всех сторон беспощадными эскортными кораблями он происходил из легенд и мифов. Возможно, когда-то он был боевой баржей, но с тех пор никто не уничтожил сопровождающий его флот, никто ни разу не приблизился достаточно близко, чтобы определенно установить, что это такое и кому принадлежит. Он не отвечал на приветствия. Как только флот направлялся для расследования, возникали необъяснимые варп-шторма и корабль исчезал. В лучшем случае, он оставался видимым пять часов, чего едва хватало, чтобы просто зарегистрировать его присутствие. Однако за ним неминуемо следовал Хаос вместе со своими спутниками: безумием, разложением и смертью.
За долгие годы, что его обнаруживали, он заслужил себе имя - «Проклятая Вечность». Многие не придавали ему значения, считали всего лишь выдумкой, которую рассказывают шепотом трудящиеся на нижних уровнях матросы и которой ради забавы делятся друг с другом младшие офицеры. Ветераны космоса видели мало смешного в этом. Они знали, что проще всего отмахнуться от зла варпа.
Корабль-призрак. Его спектральное эхо затерялось в волнах. Предания гласили, что, возможно, он заполнен духами бывших членов экипажа, скованными в вечной пытке. А может быть, его пустые палубы населяли обольстительные сирены губительных сил, ожидающие, чтобы завлечь невинную жертву на самую постыдную смерть.
Что бы ни было на борту – оно было плодом варпа. В этом все истории сходились. Внутри его извращенного корпуса было скрыто что-то или кто-то большой важности, что подтверждало наличие эскорта. Но это была не та награда, до которой смертные люди осмелились бы добраться и похитить.
Прошло сто лет с момента последнего обнаружения всего флота. Сто лет, в течение которых у истории о его происхождении было время развиться и исказиться, пока она не стала тем, чем не являлась. Она стала легендой. Она стала мифом. Расшифрованные записи о битве столетней давности никогда не подтверждались. Считалось, что никто в действительности не узнает данных о смертях в Баланоре.
В последние несколько десятилетий появление одинокого корабля участилось и, тем не менее, его всегда замечали мельком, этакой вспышкой, образом чего-то, что могло быть боевой баржей, а могло и не быть. Описания корабля ни разу не наводили на мысль о физической необычности. Он был таким же, как и любой другой корабль, несмотря на окружавшие его легенды. Не было докладов о внешних знаках принадлежности, а общее состояние корабля по большой части оставалось неизвестным.
Он стал синонимом несчастья. Увидеть «Проклятую Вечность», даже на краткий миг, означало предвестие смерти и разрушения.
Следом за внезапным, необъяснимым появлением флота астропатические хоры Империума Человечества срочно пришли в действие в поисках надлежащего ответа. Со всех сторон передавались все более эмоциональные сообщения, которые встретил невозмутимый и тщательно взвешенный ответ.

+++

По приказу Ордо Маллеус Святой Инквизиции система Баланор и все корабли в ее пределах считаются traitoris in extremis. Во имя Его, мы идем.
Теперь эта ситуация под нашим контролем.

+++

Ситуация точно не находилась под контролем. Небольшой флот Ордо Маллеус ворвался в реальный космос с полностью заряженными орудиями, готовыми обрушить свою ярость. Батареи безжалостно открыли огонь по вторгнувшемуся флоту Хаоса, непрерывные потоки света разрезали бесконечную тьму. На краткий и невероятный миг показалось, что они добьются своего. На скоротечную секунду показалось, что они возьмут вверх. Казалось, корабли Хаоса готовятся к отступлению. Но они не отступили.
Флот Хаоса состоял из пяти неопознанных кораблей, гордо несущих на носу эмблему восьмиконечной звезды. Они одновременно отошли от эскортируемого ими корабля, и мучительно медленно изменив курс, безрассудно устремились к инквизиторскому флоту. Четыре имперских эскортных корабля были немедленно уничтожены, оказавшись на пути крейсеров, когда те увеличили скорость и разорвали их на куски. Из разбитых судов вытекли обломки, топливо и тела, ненадолго заполонив дорогу ударным крейсерам. Корабли Хаоса держали твердый курс сквозь бойню.
Ни один выстрел не был дан с орудийных палуб флота Хаоса. Каждый уничтоженный ими корабль Ордо Маллеус стал жертвой решительного тарана.
Непреклонные суда Инквизиции удерживали позиции с неумолимой и достойной похвалы яростью. Они снова атаковали корабли Хаоса и уничтожили два из них свирепым и безжалостным залпом главных орудий. Однако после их уничтожения не осталось ничего, что подтверждало бы их существование. Ни перекрученного, разорванного металла, ни следов дыма… Ничего. Словно их никогда не было.
И только когда флот Инквизиции сравнялся в численности с врагом, они отправили сигнал вызова Флоту Сдерживания Каппа.

Госпожа Керис Ябиру, астропат примарис флагмана Звездных Драконов «Ладон» была худой женщиной. Когда-то ее, возможно, считали стройной, гибкой и изящной, но сейчас она была почти истощенной. Годы на службе Империуму отняли всю ее молодость, красоту и энергию, которые некогда поражали людей. Ее жизнь на службе Трону Терры сказалась на ней, физически и ментально. Но, несмотря на это, он все еще была способна держаться заносчиво.
Когда она стремительно шла по тускло освещенным коридорам, в ее движениях не было ни капли женственности. Ее походка напоминала важную, длинноногую водную птицу. Даже голова слегка покачивалась с каждым шагом. Злые языки могли посчитать такую походку комичной.
Несмотря на слепоту, ее психические чувства вели ее через огромный корабль ловко и непринужденно. Ее скорость только начала намекать на истинную безотлагательность, которую она чувствовала. С тех пор, как она получила и передала сообщение от Инквизиции, приказы начали метаться вперед-назад, но этот был личным посланием для капитана и ей, в чем она призналась бы только себе, было любопытно увидеть, как будет воспринято его содержание.
Керис служила Звездным Драконам более двадцати лет, девушкой и женщиной, и хотя сохранила должное чувство страха и уважения к Адептус Астартес, установила за эти годы хорошие взаимоотношения с капитаном Шестой Роты. Она не боялась его.
По крайней мере, не слишком боялась.
Было сложно не любить капитана Танека. Несмотря на то, что на поле битвы это был свирепый, суровый и по слухам жестокий воин, когда он снимал доспех и демонстрировал другую сторону самого себя, в нем была определенная приветливость. Он обращался со своей ротой и теми, кто служил им, по справедливости и активно поощрял в них высказывание своего мнения. Он утверждал, что такая открытость была важным качеством. Его воины почти боготворили его; смертная часть экипажа «Ладона» боготворила его в прямом смысле слова. Он считал это немного неудобным и делал все, что мог для разубеждения в таком преклонении. Такая скромность наоборот усугубила ситуацию.
Керис повернула за угол и замедлилась. Кожа на ее бледных щеках, тонкая и сухая из-за воздействия рециркулируемого воздуха «Ладона» порозовела от напряжения. Седеющие волосы, затянутые в простой хвост, выбились и свисали тонкими, легкими прядями вокруг измученного лица. Плотно сжав губы, она несколько мгновений убирала выбившиеся волосы в хвост. Перед капитаном Танеком нельзя было появляться столь растрепанной.
После получения первоначального сообщения корабль несколько часов мчался через варп. Его бросало из стороны в сторону, и внезапный наклон палубы заставил ее споткнуться. Астропат вытянула руки, балансируя, но корабль тут же накренился в другую сторону, чем полностью выбил ее из равновесия. Но прежде чем она упала, ее подхватили. Сильная рука полностью обвила ее плечо. Один из Звездных Драконов.
- Госпожа Ябиру. – Прозвучал низкий теплый голос и на ее лице мелькнула улыбка.
- Сержант Коридон. – Она обрадовалась уважительному и заботливому тону в голосе воина и обратила слепое лицо к нему. Ее руки поднялись в знаке аквилы, и она склонила голову, демонстрируя равное уважение Адептус Астартес.
- Полагаю, вы идете в Группу? Счел бы за честь, если вы позволите мне сопровождать вас. Путешествие через эмпиреи неспокойное и я буду сильно огорчен, если вы упадете.
Его манеры были безупречны, и она не сочла себя оскорбленной. Она никогда не видела Коридона, но часто беседовала с ним. Он был решительным воином со сдержанным, часто саркастичным чувством юмора, который замечательно дополнял прямой стиль общения Танека. Она никогда не могла определить возраст Звездных Драконов, но все сведения, которые она собрала воедино из его присутствия в Группе, привели ее к заключению, что он сравнительно молод. На таком близком расстоянии она уловила специфичный запах, который, казалось, сопровождал всех Адептус Астартес: смесь оружейных масел и абразивов доспехов, и слабейший намек на сладкий фимиам, который подсказывал, что он недавно покинул часовню корабля. Она выпрямилась.
- Я в равной степени почту за честь быть сопровождаемой вами, сержант Коридон.
- Конечно, госпожа Ябиру.
Она почувствовала, как он взял ее руку и положил на свое обнаженное предплечье, чтобы безопасно провести ее по неустойчивым коридорам «Ладона». Хотя она бы никогда не призналась, но ей, пожалуй, была приятна его сильная, твердая поддержка. Поспешность, с которой Звездные Драконы и Кровавые Мечи ответили на призыв Инквизиции, была волнующей и тревожной. Новости, которые она несла сейчас капитану, также вызывали беспокойство.
Вдруг она почувствовала большую радость от присутствия Коридона. У нее было твердое ощущение, что ситуация на сегодняшней Группе очень быстро усложнится.
Группой называли ежедневное собрание руководящего состава «Ладона». В ней выносились на обсуждение все проблемы и распределялись приказы. Это был эффективный орган, работа которого редко окрашивалась эмоциями. Но корабль размером с ударный крейсер нуждался в безотказной работе и Танек, чье чувство организации не имело равных, исключительно умело управлял судном.
Коридон ввел Керис в стратегиум, и она остановилась перед статуей Императора. Вокруг изваяния была такая ощутимая аура веры, что его местонахождение нетрудно было определить. Она почти рассеянно пробормотала литанию руководства и поблагодарила сержанта, когда он проводил ее к выделенному для нее месту за столом.
Через несколько минут она услышала голос капитана. Он предшествовал появлению Танека, и Керис повернула голову на звук. Ее слух напрягся для оценки, чего никогда не могли сделать ее глаза. Годы слепоты отлично приспособили ее остальные чувства к лучшему восприятию окружения. В голосе капитана была доля нетерпения, что говорило о его беспокойстве и раздражении, но он их сдерживал обычной вежливостью.
Он вошел не один, раздались еще чьи-то шаги. Несомненно, капитана Кровавых Мечей Хорваша. Когда пришел вызов от Инквизиции, он был на борту «Ладона», и вместо того, чтобы вернуться на свой корабль, он сэкономил ценное время, оставшись на борту судна Звездных Драконов. Хорваш присутствовал на нескольких Группах во время дежурства Каппы и всегда относился к Керис с должным уважением, хотя и с явным недоверием, которое многие демонстрировали в отношении психически одаренных.
Она почти рассеянно скользнула по разумам двух капитанов, и удивилась, как два таких богоподобных существа могут демонстрировать такие разные качества без единого слова. Из того, что она поняла, Хорваш был младше на несколько десятилетий, и было очевидно, даже для такой слепой, как она, что он гордится своей молодостью. В его глоссе слышались самоуверенность и высокомерие, которое пока не сдерживалось опытом. Он был умен и энергичен. И все же, несмотря на равное звание, он явно считался со старшим воином. Из модуляции в его голосе и расстояния между ними, она почувствовала, что Хорваш почтительно держится в шаге или двух за Танеком, в конце концов, заняв свое место за правым плечом капитана.
Был еще кто-то; Керис слышала его шаги, но он решил не выдавать себя. Она втянула воздух и слегка покашляла; если Коридон пах фимиамом и часовней, другой вошедший определенно вонял ими. Она пришла к заключению, что это Якодос. Единственный Звездный Дракон, к которому она испытывала настоящий страх.
- Благодарю всех вас за ваше терпение, - сказал Танек медленным, почти ленивым тоном, но не дал больше никаких объяснений, почему опоздал. Он был капитаном. Это была его прерогатива, и у него никогда не было чувства спешки или срочности. Керис, много слышавшая о мужестве Танека на поле битвы, знала, что он был очень внимательным человеком, который должен полностью изучить своего врага, прежде чем взяться за оружие. Это была характерная черта Звездных Драконов, они были свирепыми, безжалостными бойцами.
Группа протекала, как обычно, каждый участник предоставлял любые подходящие новости. Но, как и ожидала Керис, ничего сравнимого с их переходом через варп ни один из них добавить не смог. Коридон предоставил обновленную информацию о готовности отделений роты и состоянии арсенала. Керис была уверена, что остальные Звездные Драконы найдут ее захватывающей, но для нее она была мучительно нудной. Удивившись своей скуке и понимая, что это из-за прежней тревоги, вызванной необходимостью передать последнее сообщение, она позволила себе отвлечься.
- Госпожа Керис? Есть еще сообщения?
В голосе Танека была легкая нотка удивления и щеки Керис вспыхнули, когда она поняла, что он уже один раз произнес ее имя. Она пригладила волосы и учтиво покашляла, прочистив горло.
- Повтор первоначального запроса о помощи, милорд, возможно переданный ретранслятором. И, да, было получено еще одно сообщение. Оно… личное, капитан Танек. Мне поручено передать его только вам одному.
- Личное?
Хотя Керис не могла его видеть, но предположила, что брови капитана поднялись.
- И от кого именно это «личное» сообщение?
- Он назвался инквизитором Шадрахом Ремигием, милорд. – Внезапное раздражительное шипение со стороны капеллана Якодоса ничуть не успокоило то ощущение жжения, что охватило ее внутренности, словно по ним разлилась кислота.
- Личное. Понимаю. – Она услышала стук его пальцев по столу. – Я всегда придерживался правила, что на борту этого судна не должно быть никаких тайн. Если я не могу соблюдать его сам, значит, я не могу подавать личный пример. Пожалуйста, поведайте это сообщение, госпожа.
- Ты думаешь это мудро, Танек? – впервые заговорил Якодос, его голос был таким низким, что Керис почувствовала, словно пол под ее ногами задрожал от его баса.
- Думаю, это очень мудро, капеллан.
Вспышка безмолвной битвы воли коснулась края ее психического сознания, и она испытала боль. Со стороны Керис вдруг стала выглядеть неуверенной в себе, ее прежняя чопорная манера растворилась во внезапном осознании того, что ее просили пойти против желаний инквизитора. Ее чувства вспыхнули, когда она начала медленно понимать, что все смотрят на нее. Астропат беспокойно скрестила руки и когда снова заговорила, ее голос выдавил какой-то писк.
- Он был… совершенно конкретен, милорд. Я… я не уверен, что должна… Оно очень короткое и на него уйдет совсем немного времени, если бы вы вышли в …
- Я не выйду. Пожалуйста, озвучьте сообщение, госпожа Керис.
Его тон не допускал возражений, и с чуть более несчастным лицом она позволила своему голосу принять скрипучий тон безликого инквизитора.
- Пришло время востребовать мой долг, Танек. Я возьму плату по прибытии.
Среди собрания воцарилась тишина, подобно пыли, оседающей после шквала ветра. Руки Керис были по-прежнему несчастно сплетены, ее грудь быстро поднималась и опускалась.
Хорваш нарушил тишину.
- Что все это значит? Танек? Ты знаешь этого инквизитора Ремигия?
- Это неважно. Договоренность между инквизитором и мной. – Танек несколько мгновений пристально смотрел в пустые глаза астропата, словно мог каким-то образом разглядеть полное значение слов инквизитора, но, в конце концов, отвел свой пронизывающий взгляд от Керис. Встав, он сцепил руки за спиной и обвел взглядом Группу.
- Я действительно знаю инквизитора Шадраха Ремигия, Хорваш. – Он резко кивнул. Жест более чем давал понять, что у него нет желания обсуждать это перед Группой, несмотря на прежнее утверждение. Он дернул свою остроконечную бороду большим и указательным пальцами и задумался на миг, после чего кивнул.
- Очень хорошо. Госпожа Керис, будете столь любезны, примите меры для ответа достойному инквизитору. Скажите ему, что его сообщение принято и понято. Этого будет достаточно.
В его голосе была нотка горького сарказма, но Керис решила, что будет намного благоразумнее держать свое мнение при себе, а не высказывать его. Она поклонилась, ее длинные ниспадающие волосы снова выбились и обрамили лицо. – Как прикажет милорд, - ответила она, приняв его приказ, как разрешение уйти.
Танек смотрел, как она уходит с застывшим, ничего не выражавшим лицом. Несмотря на внешнюю невозмутимость, на душе у него было неспокойно.
«Проклятая Вечность». Оба капитана знали это название, как и многие из присутствующих. Оно было легендой. Мифом. И вот, по приказу Инквизиции они направляются проверить факт его существования.
Если для кого-то из присутствующих на Группе оно было незнакомым, то они не подали виду. Танек бросил настороженный взгляд на собрание, словно провоцируя любого из них задать вопрос о ситуации.
- По предварительным оценкам мы прибудем менее чем через три часа, - сказал он. – Удостоверьтесь, что флот в полной боевой готовности и будьте готовы вступить в бой сразу по прибытии в систему Баланор. Это все.
Группа разошлась, оставив двух капитанов и капеллана одних в стратегиуме. Хорваш с нескрываемым интересом смотрел на товарищей. Их совместная служба создала сильные узы дружбы и верности.
Сейчас Кровавые Мечи и Звездные Драконы вместе путешествовали по космическим просторам. За предшествующие их развертыванию здесь столетия, они часто объединяли силы, если того требовала ситуация. Близость их родных миров давала им весомую причину поддерживать крепкий союз. Вследствие позорного деяния, которое оторвало Кровавых Мечей от их родины, Звездные Драконы прибыли сюда, чтобы поддержать их. Это не был вопрос долга или чести. Это просто было.
Эта взаимная верность породила редкое чувство подлинного братства между ними, которое обычно ограничивалось боевыми братьями из одного Ордена. У них были общие традиции и история, которые выросли в дружбу, соединившую два Ордена. Более того, Звездные Драконы и Кровавые Мечи выставляли доблестных воинов с отличной тактической подготовкой, что делало их ужасающей силой, с которой приходилось считаться, когда они вместе выходили на поле боя.
Хорваш был последним капитаном, занявшим место на флоте. Эта обязанность исполнялась на основе очередности – каждый капитан роты Кровавых Мечей должен был провести определенное время на борту корабля Ордена «Офидиан». Что касается Звездных Драконов, ничто не обязывало их присутствовать здесь. Они служили вместе со своими кузенами по собственному выбору.
Танеку нравился Хорваш. Он был энергичным и импульсивным, и часто высказывал мысли, которые другие могли посчитать неуместными или бестактными. По мнению Танека это была редкая честность, которая хорошо служила ему.
- Я не хочу совать нос в дела, которые меня не касаются, Танек, - начал Хорваш после долгого наблюдения за обоими, - но в чем смысл этого сообщения?
- Позволь немного поделиться своим богатым опытом, брат-капитан Хорваш. – Танек одарил младшего капитана едва благосклонной улыбкой и подчеркнул важность своих слов, обращаясь к боевому брату по полному званию. – Если ты начал предложение утверждением, что не хочешь совать нос, тогда мой тебе совет не делать этого. Детали дела не важны. Достаточно сказать, что мой Орден должен услугу инквизитору. - Его глаза были ясны и тверды. – Очевидно, он считает, что пришло время расплатиться по долгам.
Он встретился взглядом с Якодосом, и в их глазах было беспокойство. - На данный момент это все, что тебе нужно знать.

Возвращение в реальный космос из варпа было рискованным и в благоприятной обстановке, а уж выйти прямо посреди космической войны было и подавно. Появившись из эмпиреев, небольшой флот сразу же оказался вовлечен в битву между кораблями Хаоса и Инквизиции. Два небольших эскортных корабля Каппы были выведены из строя орудиями Ордо Маллеус, оказавшись не в то время не в том месте.
Между имперскими сторонами произошел обмен яростными сообщениями. Инквизиция не ожидала, что Флот Сдерживания прибудет так быстро, и наоборот, Каппа не рассчитывал оказаться в жаркой зоне боевых действий. С явным нежеланием корабли Инквизиции сменили позиции и прекратили огонь, чтобы позволить «Ладону» и «Офидиану» занять позиции и дать крайне необходимую огневую поддержку.
«Ладон» открыл все орудийные порты левого борта и дал убийственный залп по судам предателей, когда те пересекли космическое пространство. Когда потоки разрушения устремились к врагу, Инквизиция отправила закодированное сообщение. Его содержимое со всей поспешностью передали Адептус Астартес. Танек взял у матроса инфопланшет и прочел его. Его брови нахмурились от озадаченного раздражения.

+++

Не открывайте огонь по аномальному судну. Инквизитор Ремигий и его свита прибудут к вам своевременно. Повторяю, не открывайте огонь.

+++

По расчетам Танека инвизитору Шадраху Ремигию было под семьдесят. Но благодаря аугметике и пройденным соответствующим омолаживающим процедурам он выглядел намного младше. Прошло, по крайней мере, двадцать лет с тех пор, как Танек видел его в последний раз и, казалось, что за это время он нисколько не изменился.
Только если не смотреть ему прямо в глаза. Тогда увидишь правду. В самом центре холодного, изумрудного взгляда инквизитора светились ум и мудрость его лет, сила и способность к принуждению, которые так хорошо служили ему. Но Ремигий порождал ауру такого неустранимой надменности, что она скрывала его истинное я. Люди не встречались по собственному желанию с взглядом инквизитора; они не заглядывали в его глаза. Уставиться в пол было намного предпочтительнее, чем смотреть прямо на него.
Те же, как например Танек, кто обладал силой выдерживать его взгляд, видели высокого, стройного мужчину с гривой седеющих волос, кое-как стянутых потрепанной лентой из красной ткани. На его узком лице выделялся длинный, тонкий нос и жесткие, зеленые глаза. Правая сторона лица была изуродована ужасным шрамом, который даже омолаживающие процедуры не смогли скрыть, а верхняя губа была задрана вверх в постоянной усмешке.
Одна рука давно была отсечена по локоть, а ее механическую замену, прекрасно сработанную и отполированную до блеска, несомненно, сделал мастер. Не в характере Ремигия было прятать ее в рукаве. Он был тем, кем был и гордился этим.
Когда он шагнул в стратегиум, его рука покоилась на эфесе меча, висевшего в ножнах на поясе. Танек смотрел, как он входит и всячески старался поддерживать нейтральный тон голоса.
- Приветствую, инквизитор, - громко произнес он. – Добро пожаловать на борт «Ладона».
- Капитан Танек. Кто бы подумал, что наши пути снова пересекутся так скоро? И ради такой великой цели. – Его голос был удивительным. Для такого опасного человека он был звучным и почти лирическим. Инквизитор обратил свой проницательный взгляд на Хорваша.
Прежде чем Танек смог представить его, инквизитор снова заговорил. – Вы должно быть капитан Кровавых Мечей Хорваш. Сейчас вы служите во Флоте Сдерживания Каппа, в качестве продолжающегося покаяния вашего Ордена.
Хорваш явно разозлился, и ухмылка Ремигия расплылась в подобие улыбки. – Конечно же, я не хотел вас оскорбить.
- Держи себя в руках, брат, - прошептал Танек. Он знал, что Хорваш непременно примет слова Ремигия как личное оскорбление, но они не могли позволить себе вызвать гнев Ордо Маллеус.
- Перенесем эту дискуссию в стратегиум. Мой капеллан ждет нас. – Без дальнейших слов Танек развернулся и пошел прочь.
- Капитан Танек. – Слова инквизитора остановили капитана Звездных Драконов, но он не повернулся. Ремигий сделал несколько шагов к нему. – Моя свита…
- Отпустите тех, кто вам не нужен и оставьте, кого считаете необходимым, инквизитор, но сделайте это быстро. Мое время – ценно и мне нужно чертовски хорошее объяснение, почему Флоту Сдерживания было отказано в праве уничтожить этот корабль. – Танек так сильно сжал челюсть, что она разболелась.
- Всему свое время. Вам нечего бояться «Проклятой Вечности». По крайней мере,… не сейчас.
На это заявление Танек повернулся. Его темные глаза вспыхнули гневом.
- Звездные Драконы ничего не боятся.
- Возможно, ваше мнение изменится.
Из инквизитора больше ничего нельзя было вытянуть и его повели в стратегиум в предвещающей бурю тишине. Когда он вошел, Якодос встал, проявляя уважение служителю Инквизиции. Его невозмутимый взгляд обратился на инквизитора и его слуг, на вид без интереса. Ремигий рассматривал Якодоса с идентичным вниманием. Капеллан был бритоголовым, а в остальном имел вполне заурядную внешность. Если бы не разноцветная лазерная татуировка драконьей чешуи на левой стороне лица и шеи, он бы выглядел, как любой другой капеллан Адептус Астартес, с которыми встречался инквизитор.
- Капеллан Гетор Якодос. – В тоне инквизитора было почтение, которое он явно не продемонстрировал обоим капитанам, и брови Хорваш приподнялись от любопытства. – Рад знакомству.
- Инквизитор. – Якодос ответил на приветствие в той же учтивой манере, что и его капитан. – Добро пожаловать на борт «Ладона».
Формальности закончились, и Танек пригласил всех присутствующих сесть. Свита Ремигия продолжала суетиться вокруг него, но инквизитор отпустил их взмахом руки. Они вышли из стратегиума.
Инквизитор откинулся на спинку большого кресла, которое предназначалось для воина, вдвое больше него. – Обойдусь без любезностей и перейду сразу к сути. – Наклонившись к столу, он подпер подбородок рукой. Его взгляд переместился от одного капитана к другому, и далее к капеллану. – Ранее «Проклятая Вечность» оставалась на виду несколько часов, достаточно времени, чтобы посеять семена раздора. Но в этот раз… - Его улыбка вызывала беспокойство. В ней было что-то напоминающее хищника. – В этот раз, он оставался дольше, чем обычно, и мы не могли не воспользоваться этой возможностью.
- Возможность? – Якодос задал вопрос и Танек был рад позволить капеллану взять слово. – Поскольку нам приказали не уничтожать ее, может быть, вы захотите уточнить какая это возможность?
- Конечно, мой дорогой Якодос, вы не будете возражать, если я буду обращаться к вам таким образом? Или вы предпочитаете ваш полный титул? – Якодос склонил голову, намекая, что это его не очень волнует, поэтому инквизитор продолжил. – Я планирую операцию на борту «Проклятой Вечности». Мой орден получил доступ к важной информации, касающейся происхождения корабля и способов его уничтожения.
- И какое это имеет отношение к моему Флоту Сдерживания? – мягко спросил Танек.
- Флот Сдерживания Каппа состоит из верных и благородных воинов Адептус Астартес. Отличные, честные образы вашего великого братства. Вы… как никто другой можете предоставить необходимую мне помощь.
- Вам нужна защита, - выражение лица Танека ни каплю не изменилось.
- Так просто. Я не смог бы сказать лучше. – Инквизитор потер ладони. – Да, этого так. Мне нужна защита. Я должен отправиться на «Проклятую Вечность» и заняться этой угрозой, но вынужден просить вашего содействия в этом деле.
- Просить? – Танек поднял брови. – Это не то, что вы обычно делаете, Ремигий.
- Я рад, что вы помните принципы моего ордена, капитан Танек. У меня с собой директива, если вы хотите проверить ее? – Ремигий извлек инфопланшет и предложил его капитану, который проигнорировал его, предпочитая смотреть на инквизитора.
- А если мы не согласимся?

- Полагаю, вы убедитесь, что не в том положении, чтобы отказывать моей просьбе. – Улыбка Ремигия могла заморозить океаны. – Или вы забыли условия нашего соглашения, заключенного во время последней встречи?
- Нет, инквизитор. Я не забыл.
Последовала долгая пауза, прежде чем заговорил Якодос. – Какова природа этого корабля? Чего нам ожидать, если мы отправимся на него вместе с вами?
- Испытаний, которые проверят глубину даже вашей веры, капеллан.
- Я проигнорирую это оскорбление.
- И в мыслях не было. Мои исследования привели меня к пониманию, что то, с чем мы можем столкнуться на борту «Проклятой Вечности» доведет вас до самых пределов вашей, несомненно, значительной решимости. Вызов? Да, я так думаю. Но единственное в чем я уверен – это то, что вы более чем подходите для этого.
Ремигий поднялся и прошелся вдоль стола к смотровому окну, обратив пристальный взгляд в темноту космоса. – Согласитесь помочь мне, и я буду считать долг Ордена Звездных Драконов перед Ордо Маллеус полностью выплаченным. Говоря старым терранским выражением, мы начнем с чистого листа,
В ответ на эти слова Хорваш с любопытством посмотрел на двух Звездных Драконов, но объяснения не последовало. Капитан Кровавых Мечей понимал, что речь шла о деле, в которое он не должен совать нос, поэтому промолчал. В его животе зашевелилось незнакомое чувство паранойи. Нельзя было отрицать, что между инквизитором и его кузенами Звездными Драконами существует связь.
Было ли что-то еще в желании Звездных Драконов служить вместе с Кровавыми Мечами?
Как только возникла эта мысль, Хорваш отбросил ее. За время, которое два капитана провели вместе, Танек пришелся ему по душе. Он ни на секунду не мог подумать, что Звездные Драконы действовали в качестве какого-то посредника между находящимся под епитимьей Орденом и Инквизицией. В сочетании с заметной яростью, которую капеллан держал под контролем, мысль выходила глупой, и Хорваш заставил себя выбросить ее из головы.
Танек покачал головой и заговорил, прервав ход мыслей Кровавого Меча. – Нет. Я не могу согласиться с этим. Я хотел бы получить правду, прежде чем направлю моих воинов, куда бы то ни было, инквизитор.
- Правду. О, вы получите правду. – Не поворачиваясь к космодесантникам за столом, инквизитор некоторое время размышлял над его словами. Когда он, наконец, повернулся, выражение его лица утратило прежнее высокомерие и приобрело очевидную для всех честность.
- «Проклятая Вечность» - это то, что мы можем назвать демоническим кораблем, хотя это грубое описание и не передает полностью его истинную сущность…
Признание спровоцировало немедленный ответ Хорваша, который вскочил и положил руку на эфес церемониального меча, который носил на поясе туники. Его голос загремел по стратегиуму, отражаясь от гладких стен. – Тогда мы должны положить конец его нечестивому существованию! Флот Сдерживания Каппа достаточно силен, чтобы уничтожить его безо всяких усилий.
- Сядьте капитан Хорваш. – Ремигий посмотрел на пылкого воина с выражением превосходства. – Если вы откроете огонь по «Проклятой Вечности» это закончится также как и со многими другими слугами Империума за долгие годы – вашим уничтожением и новым неминуемым появлением корабля. От него нельзя избавиться грубыми и традиционными средствами, которыми располагает ваш флот.
Хорваш рассвирепел и Танек положил руку на его плечо. Кровавый Меч снова сел на свое место, но его лицо нахмурилось.
Ремигий серьезно кивнул. - Я рад, что вы чувствует такую уверенность перед угрозой, которой обладает этот корабль, капитан Хорваш, и ваш энтузиазм похвален. Такое отношение будет неоценимым при оказании мне помощи в уничтожении этой угрозы раз и навсегда. Чтобы одержать победу над «Проклятой Вечностью» мне необходимо будет изгнать демона, скованного внутри нее. Мой орден предоставил мне средства и способ для выполнения этого задания. Чего у меня нет и за чем я должен обратиться к вам – это силы. Выделите мне некоторое количество ваших воинов, обеспечьте мое безопасное прибытие в сердце корабля, и вы увидите, как это зло исчезнет навсегда.
Якодос внимательно наблюдал за инквизитором. В голосе человека звучала абсолютная искренность, в приятой им позе и произнесенных словах, и все же он по-прежнему чувствовал, что инквизитор утаивает всю правду. Капеллан не мог это объяснить ничем, кроме как внутренним инстинктом; он не был псайкером.
- Это все, что вы хотите от нас? Быть телохранителями?
- Это все. Я не прошу ваших библиариев и ваших чемпионов. Мне просто нужен приемлемый отряд людей, чтобы гарантировать мою безопасность для выполнения задачи. – Инквизитор перевел взгляд с Хорваша на Танека и обратно. – Оказание мне помощи не нанесет вообще никакого вреда вашим орденам. Долг Танека будет аннулирован, а Хорваш заслужит большое уважение для Кровавых Мечей, которым предстоит долгий путь по восстановлению своей сильно пострадавшей репутации. Это достойные награды, не так ли?
- Разве нет других братьев Адептус Астартес, чьи навыки больше подходят для решения подобных задач?
- Конечно, есть. Однако, как мы бы сказали, более военизированное крыло моего ордена не имеет своего присутствия в системе Баланор. Но Звездные Драконы и Кровавые Мечи… - Кое-кто, возможно, счел бы его улыбку обаятельной, но не Адептус Астартес, которые не видели в лице инквизитора ничего, кроме хитрости и полуправды, которую заметил Якодос. – «Проклятая Вечность» - сложная проблема. Она приходит и уходит без какой-либо системы. У нас нет способа предсказать ее появление, и я должен использовать все имеющиеся в моем распоряжении средства, как только она появится.
Хмурый вид Хорваш ничуть не уменьшился, он водил пальцем по столу, изучая Ремигия. – Наша численность и так невысока, Танек, - сказал он после нескольких минут молчания. – Но если ты согласен на это, я бы смог выделить, по крайней мере, одно отделение для такого задания. Сержант Ардашир и его люди были бы отличным выбором.
- Я бы не стал просить тебя о большем, мой друг, - пришел ответ. – Звездные Драконы могут выделить, по крайней мере, две Чешуи. Кровавым Мечам необходимо поддерживать свою численность. Пока вы не в состоянии укомплектовать… – Танек не стал продолжать. В этом не было необходимости, и он достаточно доверял их дружбе, зная, что Хорваш не обидится.
- Я тоже пойду, - вставил Якодос. – Если это демоническое существо действительно такое опасное, как предполагает инквизитор, тогда им понадобятся напоминания об их вере.
Танек взглянул на инквизитора. – Тридцать боевых братьев и капеллан. Думаю, вы согласитесь, что это более чем щедро. Не так ли?
- Более чем щедро. – Ремигий низко поклонился, демонстрируя огромное уважение, хотя все трое Адептус Астартес посчитали жест немного саркастичным.
- Теперь я скажу вот что, Ремигий, - произнес Танек низким и угрожающим тоном. – Первый намек на то, что вы предали нас, приведет к последствиям, которые вы от нас никак не ожидаете.
- Я говорю только правду, капитан.
Да, подумал Танек. Но только ту правду, которую ты считаешь, нам нужно з
 
MisterNurglДата: Четверг, 29.03.2012, 17:34 | Сообщение # 2
Великий нагибатор
Группа: Космодесант
Сообщений: 6217
Награды: 30
Репутация: 86
Статус: Offline
II

Он продолжал идти своим бесцельным курсом, дрейфуя в пустоте космоса, и не предпринимая никаких попыток атаковать или помешать так или иначе абордажным торпедам. Даже когда те пристыковались к «Проклятой Вечности» и скрежещущие зубья вгрызлись в корпус, ответа не было. Корабль был во всех отношениях мертв.
Капеллан Якодос вышел из носа первой торпеды, уже надев свой характерный череп-шлем. За его спиной развевалась великолепная мантия, вручную сшитая слугами Ордена из шкур рептилий драконов с родного мира Ордена Драконита. Такая же толстая, как кольчуга и радужно мерцающая в полумраке, мантия была ценным артефактом Ордена и таким же знаком должности капеллана, как и крозиус арканум.
Якодос огляделся внутри так называемого демонического корабля. Аварийные огни едва светили, и сенсоры шлема должным образом настроились. Температурные датчики зарегистрировали почти мороз.
Позади сержантов вышел из торпеды инквизитор Ремигий. Обладая крошечной рядом с собравшимися космодесантниками фигурой, он носил толстую мантию и плащ, в который он с дрожью закутался. Маска респиратора закрывала большую часть лица, скрывая выражение его лица.
Сержант Третьей Чешуи Звездных Драконов Коридон и его коллега из Девятой Чешуи сержант Эвандер, великолепные в своих ярко-синих боевых доспехах, проверяли готовность своих воинов к операции. Отделение Кровавых Мечей в багровых доспехах под командованием сержанта Ардашира присоединилось к ним, как только вторая абордажная торпеда открылась, выпустив их наружу.
Якодос наблюдал, как Коридон собирает воинов, и заметил то, с какой настороженностью тот смотрит на инквизитора. Общее командование над военной частью операции возлагалось на него, как старшего сержанта, и капеллан знал, что он прошел личный инструктаж у капитана Танек перед отправлением с «Ладона».
Три сержанта все еще не надели свои шлемы, и перед ними клубился пар выдыхаемого воздуха, когда они призывали свои отделения к порядку. Коридон был настороже с Ардаширом. Хотя между двумя Орденами существовала несомненная схожесть, он ни разу не сражался вместе с Ардаширом и не имел представления о его возможностях. Воин Кровавых Мечей изначально показал определенный отпор идее подчиняться сержанту Звездных Драконов, но приказ Хорваша подавил его недовольство.
Как и его капитан, Ардашир выглядел пылким и энергичным, что понравилось Коридону и Якодосу. Он с легкостью сплотил свое отделение, а его воины без промедления отвечали на отдаваемые мягким голосом команды, представляя профессиональную, эффективную и отлично организованную сплоченность. Кровавые Мечи имели хорошую репутацию на поле битвы. В самом лучше случае Коридон очень надеялся, что она не будет проверена на деле.
Его собственное отделение – Третья Чешуя и Девятая Эвандера стояли наготове, медленно водя болтерами по сторонам, чтобы держать под прицелом темный коридор, куда они должны были направиться. Якодос прошелся меж Звездных Драконов, прикасаясь к их плечам и произнося слова благословения и искупления своим звонким голосом.
- Кровавые Мечи в твоем распоряжении, сержант Коридон, - сказал Ардашир, и в его тоне не было ничего, кроме уважения. Якодос одобрительно кивнул. Какое бы недовольство не испытывал Ардашир перед отбытием, он отбросил его в сторону ради долга.
- Очень хорошо. – Надев шлем поверх коротко стриженных белокурых волос, Коридон повернулся к Ремигию. – Инквизитор, это ваша операция. Мы здесь, чтобы вести и поддерживать вас в случае необходимости.
- О, необходимость будет, сержант Коридон. Вопрос не в «если», а скорее в «когда». Убедитесь, что ваши люди готовы справиться со всем, с чем столкнутся… Не все из этого будет материальным. – Мелодичный голос инквизитора, приглушенный маской, разнесся в тишине корабля. – Наши цели – инжинариум и мостик; демоническое сердце этого корабля, скорее всего, находится в одном из этих мест.
- Скорее всего? – фыркнул Коридон. – Это немного неопределенно, инквизитор.
- Поступки демонов не подчиняются правилам ни одной их точных наук, сержант Коридон. Держите себя в руках. Ваше нетерпение не послужит вам добром в этой ситуации…
Якодос молча наблюдал за разговором, его глаз не было видно за череполикой маской. Но на заявление Ремигия он шагнул вперед, подняв руки. Одна ладонь была направлена к инквизитору, а другая - к воину. Его лицо было скрыто, но поведение очевидно.
- Спокойствие, брат-сержант Коридон. Держи себя благопристойно. – Коридон отвернулся от капеллана и Якодос заметил, как он красноречиво сжал кулаки. – Запомните мои слова, инквизитор. – Загремел сердитый голос Якодоса, которому шлем придал нечеловеческий оттенок. – Все собранные здесь боевые братья присутствовали со мной в часовне перед отбытием. Их вера, как всегда сильна, и как их наставник во всех духовных делах я не вижу причины сомневаться в них. - Он обратился к остальным. – Верьте словам и литаниям, которые мы разделили перед уходом, братья. Верьте в Императора и верьте в воина рядом с вами, и мы навсегда покончим с этой угрозой Империуму.
Некоторые воины при словах Якодоса сотворили знак аквилы. Коридон слегка пожал плечами, затем взял на плечо болтер и повернулся к Ремигию. Бесстрастные линзы его шлема уставились на инквизитора, не выдавая ни одну мысль или чувство. Когда он заговорил, его голос был сдержан и нейтрален.
- Ведите, инквизитор, - сказал он. – Мы прикроем.
Для всех космодесантников и их подопечного быстро стало очевидно, что «Проклятая Вечность» лишена всех признаков жизни. Не было признаков сражения, которое положило конец жизням. Ни пятен крови, ни характерных обожженных следов, которые намекали бы на стрельбу. Вообще ничего.
- Корабль словно только что с верфей, - отметил по воксу Эвандер. – Он… чист. Нетронут. – Его слова были верны. Стены коридоров, по которым они шли, сияли новизной. Чистые, пустынные залы корабля делали его немного нереальным; что-то в нем было не так. Никто не мог отчетливо объяснить, что имел в виду, но чувство, похоже, было общим.
Эвандеру никто не ответил, но один или двое воинов согласно кивнули. Эвандер просто вложил в слова то, что они все чувствовали. Через некоторое время брат Мерак высказал другое и явно нерешительное предположение, тщательно подбирая слова с налетом сомнения.
- Выглядит так, словно кто-то хотел воссоздать интерьер имперского корабля, но не знал, как точно показать физический износ. - Он невесело рассмеялся. – Извините, братья. Даже задумываться над этим нелепо и смешно.
- Не стоит извиняться, Кровавый Меч. Ты просто выражаешь свои мысли по делу. Не считай, что ты не можешь этого делать. Не стесняйся выражать свои чувства в этом месте, брат, - сказал Якодос, не оборачиваясь к воину. - Инквизитор полагает, что этот корабль захвачен демоническими силами. Никто из нас не может по-настоящему понять, на что они способны, а на что нет. Намного лучше сказать о своих тревогах, чем держать их в себе.
- Он ощущается и выглядит вполне реально. Хотя учитывая его природу, трудно поверить, что это совсем не иллюзия. Нечто, сотканное из самого варпа. Фрагмент имматериума. – Эвандер издал легкий смешок. – Странно, я знаю.
- Будьте уверены, сержант. «Проклятая Вечность» со всей определенностью существует. – Голос Ремигия вмешался в вокс-переговоры. – Ее машинный дух был сломлен и взломан, но все еще жив. Он крепок и весьма реален. Мы здесь, потому что он продолжает существовать, не смотря на все усилия Империума.
Они продолжили путь по коридору в тишине, единственные звуки издавали лязгающие о палубу ботинки космодесантников, постоянный гул их энергетических ранцев и редкий скрип сочленений силового доспеха. Якодос шел позади собранных отделений, его мантия развевалась при ходьбе. Он тоже ощущал беспокойство от того, что сущность корабля воздействует на остальных.
- Он не знает, куда ведет нас. – Капеллан резко посмотрел на Коридона, который, по-видимому, переключился на персональный вокс-канал. – Я – не псайкер, но чувствую, что наш подопечный более чем просто обеспокоен.
- Терпение, брат. Я понимаю твое желание поторопиться, но мы должны позволить ситуации идти своим чередом.
- Он не знает, где мы встретимся с нашим врагом, капеллан. Как мы можем верить в его заявление, что он знает, как справиться с ним?
Якодос не успел ответить, когда Ремигий без предупреждения вдруг остановился на пересечении коридоров. Только благодаря Коридону, удерживающему почтительную дистанцию, инквизитор не был растоптан тремя отделениями Адепутс Астартес.
- Здесь мы должны выбрать, - сказал инквизитор, посмотрев сначала в одну сторону, а затем в другую по коридору, пересекающему их нынешний путь. – Инжинариум или мостик.
- Вот. Ты понял, что я имел в виду? Как я и сказал. – Разочарование Коридона было очевидно и совершенно нетипично для него. Якодос нахмурился и произнес вслух.
- Насколько вы уверены, что мы найдем в одном из этих мест то, что ищем, инквизитор?
- Настолько насколько могу быть, капеллан.
Несмотря на убежденность инквизитора, Якодос разглядел очевидные признаки неуверенности: легкую дрожь в голосе, короткое сжатие кулаков.
- Возможно… - Впервые в поведении Ремигия сквозила неподдельное сомнение. – Возможно, мы могли бы разделиться?
- Это не лучшее решение, инквизитор, и учитывая то, что вы рассказывали нам об этом корабле, я не могу сказать, что одобряю идею по разделению наших сил.
- Это определенно ускорило бы операцию, капеллан. – Коридон сделал шаг вперед. – Мы можем оставаться на постоянной связи и, в случае необходимости, отделения смогут снова соединиться.
- Последнее слово за тобой, сержант. Ты командуешь этой операцией. – Якодос снова отступил. Несмотря на разницу в возрасте, он легко подчинился приказу сержанта.
Коридон потер нижнюю часть шлема. Его красные линзы уставились на коридор впереди, сначала налево, а потом направо. Куда бы сержант ни смотрел, его взгляд упирался в одинаково лишенное отличительных черт белое пространство. Он принял решение.
- Третья Чешуя, мы направимся к мостику и произведем оценку места. Эвандер, ты бери Девятую и сержанта Ардашира. Оставайся с инквизитором. – На последнюю команду было сделано сильное ударение, и Эвандер согласно кивнул.
- Мы пойдем к командной палубе, - подтвердил Коридон убедительным и настойчивым тоном. – Будем оставаться на постоянной связи и в случае если столкнемся с трудностями или нам понадобится дополнительная поддержка, отступим к этой позиции и объединим наши силы.
Третья Чешуя отделилась от остальных и собралась в начале правого коридора. Якодос снова переключился на персональный канал.
- Это поспешное решение, сержант, и в этой ситуации кажется опрометчивым. Я пойду с вами.
- Я принял решение, капеллан. И нет, ты должен оставаться с инквизитором. Я приношу извинения за то, что говорю так о члене Ордо Маллеус, но я не доверяю ему. Тебе нужно быть с ним. Это был недвусмысленный приказ капитана Танека. Однако он не требует присутствия всех нас.
Якодос щелкнул языком по нёбу. – Очень хорошо, сержант. Как скажешь. Сохраняй веру сильной, брат Коридон. Будь начеку и не забывай о собственных предостережениях об отступлении, если встретишься с трудностями.
- Буду, капеллан. Пламя и ярость.
- Пламя и ярость, брат.
Двое космодесантников стиснули руки в воинском пожатии, и без лишних слов Третья Чешуя отделилась от основной группы и повернула направо от пересечения коридоров. У Якодоса не было сомнений, что они были сильными и верными человечеству и справятся со всем, с чем столкнутся, но он все еще испытывал смутную тревогу из-за разделения сил.
- Сержант Эвандер… Полагаю, теперь мы под твоим командованием.
- Да, капеллан. – Эвандер кивнул и пошел впереди инквизитора, возглавляя больший из двух отряд к инжинариуму.
По мере движения коридор начал немного спускаться. Якодос снова задумался над сказанными ранее словами Эвандера. Было что-то в корне неправильное во внутренней планировке корабля. На их пути должно быть больше переборок, больше дверей, а вместо этого, казалось, бесконечные белые коридоры. Капеллан приложил руку к стене и не смог ощутить даже малейшую вибрацию от двигателей корабля. Сенсоры в его перчатке не передавали колебаний, и когда он провел рукой по стене, она выглядела гладкой и почти лишенной трения. Ни выступов от сварочных швов или литейных форм, ни заклепок, просто пустая, стерильная поверхность.
- Этот корабль мертв, - заметил он. – Я никогда не был на корабле, который настолько абсолютно был лишен жизни.
Он узнает, дорогой ценой, что «Проклятая Вечность» была далеко не мертва.

Коридон целеустремленно двигался вперед. Он чувствовал тревогу боевых братьев с момента выхода из абордажных торпед, разделял их тревогу и очень хотел закончить операцию и вернуться на «Ладон». Инквизитор ему не понравился с момента знакомства, и теперь отсутствие человека вызывало у него несомненное чувство облегчения. С того момента, как они оказались на борту, беспокоящий голос в затылке пытался убедить его, что потеря инквизитора не станет трагедией.
- Что именно мы ищем, сержант? – спросил Арион. Этот коридор, как и тот, по которому они шли раньше, был простым и пустым.
- Все рано или поздно начинается, - пробормотал Тилисс. Это вызвало нерешительный смех у Третьей Чешуи и даже Коридон сдержанно улыбнулся под шлемом.
- Ты когда-нибудь встречал подобное место? – продолжил Тилисс, потрясение в его голосе выдавало то, что, по мнению Коридона, чувствовали все. – Когда нам сказали, что это демонический корабль, я ожидал боя, как только мы ступим на его палубу. Ни это бесконечное ничто. Как ты думаешь, может инквизитор ошибаться?
- Я не знаю, Тилисс, - ответил задумчиво Коридон. – Более чем очевидно, что этот корабль необычен. Но, как и тебе, мне тоже интересно, что нас ждет. У меня такое чувство… - Он умолк, не в состоянии озвучить испытываемое ощущение. Оно походило на предчувствие грядущего, но это было невозможно. Он был воином и не обладал способностью предсказывать. – Чувство беспокойства. – Слово было жалким в сравнении с глубиной испытываемого им чувства, но ничего лучшего он не смог придумать. – Если инквизитор утверждает, что этот корабль демонический, то кто я такой, чтобы оспаривать его?
Корабль-демон. Коридон тихо прыснул ироническим смешком. Он не знал чего еще ожидать. Определенно не метр за метром просторных, абсолютно белых коридоров. Возможно, он ожидал нападения уродливых существ варпа. Возможно, он предполагал, что стены корабля будут сочиться ихором и кровью…
Мысль растворилась в эфире, и он встряхнул себя. Странные, глупые мысли, которым не место в голове сержанта Адептус Астартес. – Вперед, - приказал, махнув болтером. Лучше оставить такие смехотворные и фантастические грезы другим. Он не мог позволить, чтобы они влияли на его действия.
Он отбросил мысль, и Звездные Драконы продолжили идти вперед. После их ухода, что-то сохранилось в эфирном фрагменте отброшенной мысли Коридона. С нечеловеческим аппетитом оно поглотило то, что дало бы силу обретения формы. Оно долгие годы оставалось голодным, так что единственная струйка воображения стало подлинным банкетом, накормившим невидимые ужасы «Проклятой Вечности». Когда оно закончило, то захотело еще.
На Старой Терре существовало изречение, подходящее для этого случая. Беспечные слова, говорилось в нем, стоят жизней.
Будущее начало сформировываться. В коридоре позади Третьей Чешуи из стен начала медленно сочиться темная и вязкая жидкость, оставшись абсолютно незамеченной для прошедших космодесантников.

- Коридор неправильный.
Наблюдение капеллана обрело форму слов, о которых все присутствующие думали. Они шли слишком долго по бесконечному белому коридору, и ему не было конца. Не было ничего, кроме чистых стен и звука их шагов по палубе. Якодос шел в нескольких метрах впереди и, пользуясь сенсорами шлема, осматривал коридор перед собой. Он сфокусировал свое внимание на важных показаниях, но, кажется, что-то мешало рунам дать ему точный ответ. Цифры мигали и часто менялись.
- Посмотри туда, - Ардашир шагнул вперед. В его голосе был намек на тревогу, и капеллан резко взглянул на него. Он присмотрелся к тому, на что указал Кровавый Меч.
- Я шел слишком близко к стене и оставил такую же царапину, когда мы пошли по коридору от пересечения, - сказал он. Царапина от красного доспеха на стене коридора походила на кровавое пятно. – Должно быть это совпадение.
- Я бы не был так уверен, сержант, - пробормотал Ремигий. Якодос повернулся к нему. Его слова вызвали ворчливую волну неуверенности среди космодесантников.
- Вы предполагаете, что мы попали в ловушку в этом коридоре? – Ардашир уставился на инквизитора. – Что мы не сможем найти выход из него?
- Я предполагаю возможность того, что демон внутри этого корабля пользуется возможностью поиграть с нами. Капеллан Якодос, вам необходимо удостовериться, что вера ваших братьев остается крепкой. Если они начнут сомневаться, тогда мы погибли.
- Мы должны идти, - вмешался Эвандер. – Но дайте нам более четкое представление, чтобы мы были уверены, с чем имеем дело. – С металлическим скрипом он провел рукой по красной метке на стене, добавив к ней синюю полосу. Они осторожно двинулись дальше по коридору.
Им понадобилось всего пять минут, чтобы вернуться к красно-синей царапине на стене.
- Значит, это было не совпадение. – Ардашир разочарованно ударил кулаком по стене. – Мы в ловушке.
- Движение впереди. – Неожиданное сообщение Эвандера привлекло внимание Якодоса, и он автоматически поднял крозиус, готовый к атаке. Эвандер поднял болтер и направил его прямо в коридор. Капеллан проследил за оружием сержанта и слегка напрягся, когда тоже уловил движение. И снова его шлем не предоставил ему никакой информации.
Эвандер сделал несколько шагов вперед, затем остановился, снова подняв болтер. – Двигается к нам. Что-то… Одиночная фигура. Огромного вида. Как минимум, размером с Адептус Астартес. – В голову пришла мысль, и он активировал вокс-бусину.
- Третья Чешуя, доложите. Коридон, у вас есть визуальный контакт?
- Отрицательно. Мы вообще ничего не нашли, брат. У вас проблема?
- Ничего такого, с чем бы мы не справились. – Эвандер отключился и снял с предохранителя болтер. Без ненужной команды все отделение с Кровавыми Мечами за спиной начало двигаться к контакту.

Путь на мостик был удивительно непримечательным для Третьей Чешуи. Не считая одной вокс-передачи от Эвандера, ничто не нарушало монотонности их поисков. Они добрались до наполовину открытой двери в переборке, которую двое из них легко проломили, и оставили коридор позади.
Однако тревога не покинула Коридона. Периодически он испытывал такое чувство, будто на границе зрения двигаются тени, и останавливался, чтобы нацелить болтер на то, что только он мог видеть. Его поведение начало вызывать такие же действия у остальных воинов Третьей Чешуи и он беззвучно выругал себя.
Пройдя переборку, они вошли в более темный и намного более низкий коридор с боковыми комнатами. Каждый Адептус Астартес немного пригнулся, чтобы приспособить свое массивное тело к нему. Он был загадкой и абсолютно не соответствовал планировке ударного крейсера, на которую они рассчитывали. Воздух был туманный, и в свете люмен-сфер, установленных в стенах, блестели частички пыли.
Немного втянув воздух, Коридон уловил едва заметный запах. Но он не смог точно установить его, и проигнорировал, как не более чем спертый воздух бесконечно старого корабля. Он отдавал плесенью, что напомнило ему либрариум на родном мире Драколите, где драгоценные, древние тома давно ушедших поколений хранились в защитных стазисных пузырях.
- Старые книги, - произнес Тилисс. Коридон повернулся к нему, одновременно удивленный и настороженный, что воин озвучил ту самую мысль, которую он вынашивал.
- Что?
- Здесь пахнет старыми книгами, - ответил Тилисс, наклонившись, чтобы заглянуть в одну из боковых комнат. Она была пуста, за исключением маленькой кровати в углу и нескольких небольших куч пыли на полу. Он снова выпрямился и отправился проверить комнату на противоположной стороне. Там его ждала такая же картина.
- Почему он пахнет старыми книгами? - Это был риторический вопрос и Коридон не ответил. – Главное, почему этот корабль выглядит так странно?
- Это, возможно, комнаты слуг. Или когда-то были ими, - предположил один из воинов, и Коридон медленно кивнул. В этом был смысл; в конце концов, человеческая составляющая флота не требовала помещений тех же размеров, что и для огромных сверхлюдей.
- Проверьте все боковые комнаты, затем направимся к мостику, - приказал он. Присев на корточки, он зачерпнул пригоршню пыли с пола. У нее был едва различимый охристый цвет, почти как у ржавого металла, раскрошившегося на атомы.
Он задумчиво наблюдал, как она струится между пальцами. Она была мелкой и порошкообразной, и если бы он не носил шлема, который отфильтровывал воздух до пригодного для дыхания состояния, то вдыхал бы ее с каждым глотком воздуха.
Коридон растер пыль между пальцами, обратив внимание, как она пачкает синий керамит охристым оттенком. Тилисс, который закончил осмотр боковой комнаты, остановился рядом.
- Я склоняюсь к мысли, что эта пыль может быть тем, что осталось от бывшего экипажа, - сказал он тихим тоном.
Сержант посмотрел на него, а затем снова на пыль. В этой мысли было что-то отталкивающее. Он шагал среди выпотрошенных и обезглавленных тел по полю битвы как призрак смерти и никогда не испытывал отвращения. Но из-за мысли, что сам воздух, которым он дышит, наполнен высохшими останками, Коридон брезгливо сморщил нос.
Он поднялся и рассеянно вытер руку о бедро, оставив красную полосу.
Когда отделение собралось, воины подтвердили что ничего не нашли в боковых комнатах. Коридон не удивился, так как ничего и не ожидал.
Прежде чем отдать приказ продолжить движение, он краем глаза заметил странное движение слева от себя. Он повернулся к стене и отпрянул, когда по ней начала бежать широкая струя крови. Она стекла идеально прямой линией к полу, а затем, невероятным образом начала ползти сквозь пыль к собравшимся космодесантникам.
Он отступил назад и двое боевых братьев, стоявшие сразу за ним, с громким лязгом металла неуклюже врезались в стену.
- Сержант? – Тилисс мгновенно насторожился, обнажил клинок и привел его в боевую готовность. – Что это?
- Там! – Коридон указал на ручеек ихора, который тек к ним. Вот только когда он оглянулся, там ничего не было.
Тилисс посмотрел. Он покачал головой и Коридон тут же почувствовал стыд.
- Прошу прощения, братья. Мне показалось… - Он покачал головой и хрипло, невесело рассмеялся. – Ничего. Ошибся. Что-то в этом месте пытается добраться до меня. Идем.
И тогда начался шепот; и он не ограничился головой Коридона. В маленькой комнате раздавались бессловесные звуки, которые колебались между шипением и хихиканьем. Каждое оружие поднялось, и каждый Звездный Дракон напрягся, приготовившись к засаде, которой не было.
Шум вырос до оглушительного рева, наполнившего тесную комнату, в которой стояли Адептус Астартес. Затем из пыли на полу поднялась первая фигура. Слившись в единое целое со страшной скоростью, прах образовал твердую фигуру, человеческую по форме, но лишенную характерных черт. Она несколько секунд колыхалась, наклоняясь то в одну, то в другую сторону, уравновешивая себя. В конце концов, существо перестало качаться и застыло неподвижно.
Отвратительный разрез разделил его голову почти надвое в ужасной пародии на рот. Оно протянуло руку к космодесантникам, частица за частицей сформировали палец. Тот вытянулся и указал на Коридона.
Вы умрете сейчас.
Хотя никто не говорил, слова вошли в разум каждого боевого брата. Коридон не ждал ни секунды.
- Мы не умрем, - ответил он, нажав на спусковой крючок болтера. Снаряд застрял в теле существа из пыли, и оно наклонило голову, что посмотреть на него. Отверстие закрылось, и Коридон с надвигающимся ужасом испытал необъяснимое чувство, что это был смех. Оно снова подняло голову.
Вы умрете сейчас.
Несколько секунд спустя оно взорвалось. Прах разорвался наружу, осыпав отделение красной пылью и уничтожив существо. Только теперь появилось несколько существ, поднимаясь в такую же гуманоидную форму.
Они медленно двигались вперед, словно само движение было для них сложной задачей. Коридон уничтожил еще двоих, выкрикнув приказ отступать через другую дверь. Очень быстро их окружили со всех сторон медленно надвигающиеся духи. Болтерные снаряды проходили насквозь и уничтожали их так же, как и первые выстрелы Коридона.
Существа не делали попыток атаковать, просто продолжая свое медленное движение к космодесантникам. За исключением шепота, порождающего их передвижение, они были безмолвны. От них больше не исходило словесных угроз, но само их присутствие было достаточно опасным.
Арион снова воспользовался болтером, когда очередная тварь направилась к нему. Снаряд разрушил мнимого противника, и весь силовой доспех покрылся с ног до головы слоем мелкой пыли. Порошкообразным потоком она проникла через решетку его шлема. Большая часть была тут же отфильтрована, но застигнутый врасплох неожиданностью произошедшего, Арион не смог активировать герметизацию доспеха вокруг решетки. Он проглотил полный рот пыли.
Согнувшись, он почувствовал внезапный рвотный позыв, когда его физиология Адептус Астартес взялась за инородную грязь, которая попала внутрь.
Коридон искоса взглянул на него. – Ты в порядке, брат?
Арион поднял руку, словно отмахиваясь от заботы Коридона, и решительно кивнул головой. Прошло несколько короткий мгновений, прежде чем он выпрямился, снова защищаясь от нападения.
Еще одно существо взорвалось, затем еще одно… пока воздух в комнате не наполнился насыщенной, густой дымкой. Пылевые существа по-прежнему не делали попыток напасть; они просто подбирались все ближе и ближе. Потом произошло что-то необъяснимое. Каждое существо откинуло голову назад в немом крике.
Казалось, шепот превратился в долгое, свистящее шипение. А затем наступила тишина, и пронесся сильный порыв свежей пыли, когда все до последнего существа просто утратили свою подвижность. Они одновременно рассыпались на миллион песчинок, которые лениво перемещались по полу, снова покрыв его бледно-желтым ковром.
Все закончилось.

Что бы Эвандер ни заметил в конце коридора, оно исчезло к тому времени, как два отделения и инквизитор добрались до него. Однако это привело их закрытой переборке, первой, которую они увидели за все время нахождения борту этого отвратительного корабля.
- Девятая, это Коридон. Мы только что столкнулись…
Вокс-передача затрещала и исказилась, затем ненадолго прервалась. Когда она возобновилась, в голосе Коридона было сомнение. – Мы только что столкнулись с чем-то. Я не могу сказать более определенно, но что бы это ни было, кажется, оно отступило.
- Есть раненые, брат-сержант? – задал вопрос Якодос и получил отрицательный ответ.
- Нет, капеллан. Мы продолжим путь к мостику, но мы получили первое доказательство, что этот корабль определенно не мертв. Советую ко всему быть очень внимательными. Что бы ни управляло этим кораблем, наверняка оно знает о нашем присутствии. Мы будем постоянно на связи. У вас были контакты?
- Дума… - начал Эвандер, затем покачал головой. – Ничего, Кор. Я буду держать тебя в курсе событий.
- Понятно.
Коридор прервал передачу. Эвандер освободил от магнитного зажима мельта-заряд и начал устанавливать его на двери. Капеллан прикоснулся к его руке, и почти незаметно покачал головой. Повернувшись к инквизитору, Якодос внимательно посмотрел через красные линзы черепа-шлема на человека. Когда он заговорил, в его тоне была тщательно отмеренная угрожающая нотка.
- Инквизитор Ремигий, я считаю, что вы утаили от нас жизненно важную информацию, касающуюся природы этого судна. Если вы хотите от нас дальнейшей помощи и содействия, тогда вы расскажите нам все, что знаете. Если вы откажетесь, тогда я свяжусь с сержантом Коридоном и посоветую ему прервать нашу операцию.
- Вам не нужно бояться…
- Контролируй свой гнев, сержант, - Якодос был вынужден поднять руку, чтобы остановить Эвандера, направившегося к Ремигию. – Инквизитор, воздержитесь от оскорбления моих братьев. Мы не боимся. Считайте, что мы предельно осторожны. Вы не были искренне с нами. Это не способствует доверительным отношениям. Но вы очень просто можете исправить эту ситуацию.
- Не нужно говорить со мной, как с одним из вашей паствы, капеллан Якодос, - возразил инквизитор вызывающе высокомерным тоном. - Я не сбился с пути истинной веры. Нет необходимости читать нотации об ошибочности моих действий и настаивать на возвращении на стезю добродетели. Пожалуй, во мне больше веры, чем во всем этом отряде вместе взятом.
Это были почти богохульные слова, и не менее смелые для одинокого инквизитора, окруженного двадцатью космодесантниками. Возможно, понимание этого факта вместе с неожиданностью, с которой круг вокруг него замкнулся так незаметно, заставило Ремигия внезапно огрызаться.
- Очень хорошо, - сердито произнес он. – Подлинная правда вот в чем. Я должен добраться до демона, управляющего этим кораблем, чтобы произнести слова и совершить ритуалы, необходимые для изгнания его обратно во тьму, откуда он выполз. Этот меч… - Он положил руку на эфес оружия, спрятанного в отлично сделанные кожаные ножны на поясе. – Это оружие создано для уничтожения древнего зла, которое бьется в сердце этого корабля. Сотни трудились над его созданием и еще сотни были принесены в жертву, чтобы гарантировать его чистоту.
Показным движением он вытянул меч из ножен и положил его плашмя на предплечье, демонстрируя Якодосу. По всей длине лезвия вился готический шрифт, изящный и витиеватый. Литании и сам превосходно выкованный меч потрескивали едва сдерживаемой мощью. Ремигий рассматривал его со странно задумчивым выражением на худом лице. – Многие из моих людей погибли, чтобы я мог сейчас стоять перед вами и показывать плоды их трудов. Они были, в некотором смысле, моими боевыми братьями. Я обязан в память о них закончить их работу.
Инквизитор посмотрел на Якодоса, который был втайне поражен. – Вы понимаете это, не так ли, капеллан?
- Понимаю, инквизитор. Очень хорошо, мы продолжим. Но я прошу, чтобы вы воздержались от противостояния с моими братьями. В этой операции напряжения и так хватает.
- Сержант! Взгляни на это!
Призыв пришел от брата из отделения Кровавых Мечей, который стоял позади инквизитора. Он указал болтером на противоположную стену. Там где когда-то были белые, безликие стены теперь ползла, расширяясь, линия коррозии. Она начиналась в месте стыка стены с полом и медленно, но заметно двигалась вверх похожими на паутину линиями. Там где она касалась стены, чистая белая поверхность заметно старела, тускнея у них на глазах, словно столетия разрушения протекали за несколько секунд. Стерильное покрытие стен коридора осыпалось маленькими кучками на пол, и пока собравшиеся следили за процессом, линии стали меньше казаться трескающимся металлом, но больше - венами, протянувшимися по коже корабля.
Кривая улыбка мелькнула на лице Ремигия и он снова спрятал меч в ножны. – Видите, - сказал он мягко. – Порча открылась. Присутствие этого оружия вызывает беспокойство демона. Пробейте переборку, сержант Эвандер. Мы должны поторопиться.
Весь прежний гнев инквизитора, казалось, забылся, когда сержант с помощью еще двух космодесантников начал устанавливать мельта-заряды.
- С чем мы можем столкнуться за этой дверью, инквизитор? Что вы знаете о природе этого демона? – Якодос говорил так тихо и спокойно, что казалось, будто он ведет обычную беседу.
Холодные, суровые глаза взглянули на капеллана, и Ремигий покачал головой.
– Если бы я это знал, я мог подготовить вас, Звездный Дракон. Просто… будьте готовы. Это все, что я могу предложить вам. Будьте уверены, как только с этим будет покончено, имя вашего Ордена и Ордена Кровавых Мечей станут уважаемыми в Ордо Маллеус.
"Ага", - подумал Якодос, когда отряд отошел от заминированной зоны. - "Хотим мы этой сомнительной чести или нет".
 
Форум » Games Workshop » Бэкграунд и Флафф » Проклятая Вечность, Accursed Eternity (Sarah Cawkwell, сборник Architect of Fate)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат Мастеру Игрушек.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации!
Все права защищены. © 2022 // design by Мастер Игрушек
* * * * *