Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Бродяга | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Games Workshop » Бэкграунд и Флафф » Падение Дамноса - Fall of Damnos (Warhammer 40 000)
Падение Дамноса - Fall of Damnos
MisterNurglДата: Понедельник, 29.08.2011, 14:35 | Сообщение # 1
Великий нагибатор
Группа: Космодесант
Сообщений: 6217
Награды: 30
Репутация: 86
Статус: Offline
Пролог
274.973.М41

Основные генераторы были мертвы. Никакие литании к Богу-Машине, никакие мольбы к Омниссии не могли пробудить их. Последняя дрожь была самой сильной – силовые станции Мандос Прайма умерли.
От Горгардиса и его персонала требовалось починить их.
«Критический сбой по всем сооружениям» - пробормотал экзофабрикатор. Его дыхание окутывало окружающий воздух дымкой тумана от вечной мерзлоты.
«Мой лорд»,- затрещал голос через вокс-имплант в ухе Горгардиса. Толща льда и какая-то разновидность скрытой, а также нераспознанной, радиации искажали его ответ шумом статики.
«На месте»- ответил экзофабрикатор, отвлеченный показаниями своего сканнера. Сейсмографические отклики были невероятные, больше чем просто сдвиг тектонических плит. Возможно, на планете нарушалось равновесие.
Следующие слова заставили Горгардиса прекратить свое занятие.
«Мы кое-что обнаружили».
Он облизнул свои губы, ощущая мягкость ледяных кристаллов и убрал свой сканнер. Положение Артака на объекте высветилось на ретинальном дисплее его оптического импланта. Оно замигало и небольшой бинарный код отметил, что другой экзофабрикатор находится на 86,2 метра ниже его.
Горгардис сделал паузу на размышления, его логические импланты дополняющие органические функции мозга выполнили быстрые подсчеты. «Я буду там» - ответил он и направился к ближайшему подъемнику.
Большая часть льда вокруг структуры растаяла, но объект был закопан так глубоко и ему не было конца, так что было невозможно сказать, насколько велик он был.
На гладкой внешней стене находились иконы. Они выглядели как металлические, но очень темные, тускло поблескивающие, почти живые. Несмотря на большой опыт в семиотике и рунических символах, Горгардис не узнал ничего из иконографии.
«Неизвестного происхождения» - пробормотал он, проводя рукой над символами, но следя, чтобы не дотрагиваться до них. Он повернулся к Артаку, который беспокойно ожидал, стоя позади него. Горгардис помахал ему. «Приведите сюда сервиторов – сверла и молотки, тяжелое оборудование».
Магос Карнак с холодным отчуждением осматривал чистую поверхность наполовину погребенных в землю руин.
«Невероятно…» выдохнул он. Прошло уже столько лет, с тех пор как он испытывал такое благоговение, не говоря уже о том, чтобы выражать его через свои вокальные блоки. Карнак был больше машиной, но все еще сохранял небольшую гамму человеческих ощущений. В данный момент, они были вознесены до еще больших границ, чем он считал это возможным с момента своего возвышения над плотью.
Сканнеры мехадендритов провели полный спектральный, аудио- и металлургический анализ структуры, закачивая результаты в машинный мозг техножреца для дальнейшей обработки. Первоначальный обзор давал мало результатов.
«И вы прошли по всей длине, чтобы открыть это ?» - спросил он.
Горгардис жестом показал на пол-десятка сломанных сервиторов сваленных в кучу неподалеку. «Мы истощили все наши ресурсы» - ответил он.
После посещения прямоугольных руин, он сразу вызвал техножреца на объект. Карнак немедленно откликнулся, приведя своих адептов: толпу технопровидцев, трансмехаников и генеторов. Техножрецы были сбиты с толку.
Горгардис продолжал «Отклики с наших сонарных столбов показывают, что это лишь одна структура из серии многих подобных. Большинство погребено глубоко под ледяным покровом».
«А это ?» - Карнак посмотрел на парящую грави-скамью на который были разложены несколько артефактов чуждого происхождения.
Горгардис выделил шестиногое существо с серебряным хитиновым панцирем на спине и мандибулами не сильно отличающимися от мехадендритов с инструментами.
«Мое лучшее предположение – это что-то вроде ремонтного дрона. Он мертв».
«Или в спящем состоянии» - возразил Карнак, его взгляд впитывал и систематизировал другие механические находки на скамье. Некоторые похоже являлись оружием, другие было труднее классифицировать. Частичная деградация из-за контакта с ледяной влагой делало классификацию трудной, но не невозможной. «Я забираю все это»,- решил он, перед тем как повернуться спиной к Горгардису и двинуться прочь на своих гусеничных импеллерах, которые стояли у него вместо ног.
«М-мой господин ?»
«Все находки пойдут в Гете Майорис, где их могут лучше изучить»
Горгардис сделал знак Шестеренки и ушел по своим делам.
«Запечатайте это место»,- добавил после размышлений Карнак.- «Его секреты будут открыты для нас в надлежащем порядке, благословение Омниссии».

Акт 1.
Тревога.
Глава 1.
779.973.М41
Вокс-трансмиттер был наполнен искажениями, так что Фальке пришлось ударить его еще раз.
«Еще раз так сделаешь и он сломается»,- сказал глубокий и звучный голос за ним.
Когда Фалька повернулся, то улыбнулся так широко и тепло, что казалось можно было осветить улыбкой всю шахту.
«Джинн !»
Он сжал женщину в своих медвежьих объятиях, оторвав ее от земли. Даже в своем техническом комбинезоне, она почувствовала сталь его могучих рук.
«Полегче, полегче !» - предупредила она, задыхаясь от смеха.
Фалька опустил ее на землю, игнорируя вопросительные взгляды со стороны рабочих шахты. Монтажники, буровики и дроны со сверлами двигались во тьму широкой ледяной шахты как армия. Их сопровождали обслуживающие сервиторы и тяжелые хроно-диггеры. Как Фалька и Джинн, человеческий контингент рабочей силы носил громоздкие технические комбинезоны, предохраняющие от мороза и позволяющие работать в 24-часовом цикле.
«Где твой участок ?» - спросил здоровяк. Он отодрал термальную защиту со своих рук, демонстрируя обесцвечивающиеся татуировки гангстера и жесткие серые волоски.- «Я его не видел».
Джинн показала на погрузочную станцию, одну из многих в массивной ледяной пещере. Как и большинство шахтных транспортных средств, ее машина была приземистой, украшенной плитами и защитными гласисами и только частично закрытой. Экипаж из трех рабочих и парой хроно-диггеров стоял около него, ожидая ее возвращения.
«Она вся моя» - гордо произнесла она, поправляя термо-резаки, осветительные шашки и цепную кирку, пристегнутые к своему поясу, поскольку после медвежьих объятий Фальки они сместились со своих мест.
Прозвучал клаксон и шеренга стробоскопических ламп заполнила пещеру пульсирующим светом. Они пустились в путь.
«Ты хорошо выглядишь»,- произнес Фалька моментом позже.
Джинн криво усмехнулась. Скопление льда под ногами хрустело когда они проходили по нему. Лед был спрессован промышленными установками, чтобы проделать пригодную дорогу для прохода в шахту. Большая часть освещения была искусственной, хотя какой-то естественный свет проникал через отверстия над ними, на пороге при входе в шахту.
«Что я имею в виду»,- Фальке было трудно говорить,- « так это хорошо увидеть тебя снова на ледовом участке. Я думал, что после Корва, ты может быть…»
«Честно, Фал, я в порядке»,- сказала она, зачесывая прядь непослушных волос за ухо и надевая свои очки.
Фалька сделал то же самое – ближе к вентиляционным трубам брызги ледяных кристаллов насыщали воздух. Технические комбинезоны отсеивали большую часть. Тем не менее попади хоть одна в глаз и ты сразу же узнаешь, что это такое.
«Только вот землетрясение и все с этим…»
Она остановилась и взглянула на него. Остальные рабочие шли мимо них к своим установкам и персоналу. Первые несколько когорт рабочих уже начали спуск вниз.
«Серьезно, Фалька – просто выброси это. Корве уже нет и на этом все»
Здоровяк выглядел совсем потерянным «Мне так жаль».
Она слегка сжала его плечо. «Все в порядке. Я понима…»
«Правый рабочий Эвверс» - пронзительный, властный голос прервал ее.
Джинн стояла спиной к говорящему и внутренне застонала перед тем как повернуться. «Администратор Ранкорт» - вежливо ответила она.
Похожий на ястреба человек завернутый в термо-комбинезон и окруженный свитой писцов и помощников, подошел к ним. Несмотря на капюшон накинутый поверх своей маленькой головы и подбитые рукавицы, администратор все равно дрожал.
«Я не ожидал, что увижу вас в шахте»,- сказал он, выдавив слабую улыбку. Она должна была выразить теплоту, но только подчеркнула его неуклюжесть.
«Я тоже, вы…»- пробормотала она.
«Я умоляю вас. Очень трудно слышать со всем этим»,- он показал жестом на капюшон и термо-комбинезон.
«Я сказала, что редко вижу вас, администратор…на ледовом участке, я имею в виду».
Ранкорт придвинулся поближе к Джинне.
«Я уже говорил тебе раньше»,- сказал он. – «Ты можешь звать меня Зефом».
Фалька прервал свое стоическое молчание ворчанием.
Взор Ранкорта сместился на здоровяка. «И рабочий бурильщик Кольпек. Вы разве не должны сейчас идти на свою смену ?»
«Мы оба должны, админист...э, Зеф»,- она слегка дернула Фальку за руку, побуждая его присоединиться.
Здоровяк выглядел так, как будто собирался остаться и сдавить шею Ранкорта, но все же он последовал за ней.
«Конечно, конечно»,- трещал администратор, бросая мрачные взгляды на Фальку.- «У меня столько работы, которой надо заняться. Именем Императора»,- добавил он, делая вид, что смотрит на дата-планшет, протянутый одним из своих подхалимов.
«Пусть Его Сиятельство смотрит за всеми нами»,- повторила Джинн.
По направлению к вентиляционной шахте казалось, что воздух внезапно становится теплее.
«Он все еще преследует тебя, да ?»
«Оставь, Фалька. Я могу с этим справиться. Он довольно безобиден».
Фалька проворчал что-то снова. Он всегда был подвержен этому.
«Глаза и уши»,- сказал он, отходя в сторону рабочих бурильщиков и прочего персонала.
«Ты тоже»,- сказала Джинн, поворачивая в сторону своей машины. Она уже собиралась поставить сапог на лестницу для подъема в кабину, когда весь участок затрясся. Она поскользнулась и схватилась за перила, чтобы не упасть. Второй толчок сбросил часть осколков с потолка. Более мощный чем первый, он заставил людей и сервиторов растянуться на земле.
«Какого черта это…»- пробормотала она через вокс-бусину.
Пронзительный вой отрезал ее голос.
Она упала, интенсивность звукового выброса заставила ее прижать ладони к ушам.
«О, Трон»,- выдохнула Джинн, ее лицо исказилось из-за боли от громкого звука.
Вой превратился в жужжание, пульсируя где-то позади черепа, но по крайней мере она могла стоять. По всей ледяной пещере, стены дрожали. Секции потолка обрушились на рабочих. Крики одного из них резко оборвались, когда пласт вечной мерзлоты обрушился на него.
Джинн пошатнулась. Точно также было с Корве. Воспоминания нахлынули на нее, но она подавила их, сфокусировавшись вместо этого на выживании. «Еще нет, моя дорогая»,- пробормотала она, собираясь с решимостью. – «Еще нет».
Фалька уже был на ногах и бежал к ней.
«Ты пострадала ?» - ему пришлось кричать, чтобы его было слышно за шумом землетрясения.
Джинн собиралась ответить, когда огромное ледяное облако вырвалось из вентиляционной шахты в сверкающей белой вспышке. Буровые рабочие, находившиеся ближе всех к шахте, были разорваны кристаллами льда из облака. Ледяные кристаллы затуманивающие воздух, окрасились кровавым цветом.
За ней последовала вспышка жесткого изумрудного света, отраженная угловатыми стенами шахты за вентиляционным отверстием. Выкрики эхом отозвались из ледяной тьмы, покалеченные и обезумевшие люди, которые пытались контролировать какую-то неведомую катастрофу. Выкрики превратились пронзительные крики, а затем в вопли. Там было что-то еще…звук разряда, как будто от энергетического луча или возможно тяжелого генератора.
Лебедки привязанные к адамантиевым спусковым тросам у порога вентиляционного отверстия начали натягиваться. Что-то поднималось наверх.
«Нам нужно убираться отсюда»,- сказала Джинн, затем более настойчиво, когда изумрудный свет, идущий из шахты, усилился. – «Все мы – немедленно !»
Фалька кивнул.
«Нет !» - закричала она, схватив здоровяка за руку, когда он двинулся к шахте.
Он посмотрел на нее с удивлением.
«Там внизу люди, наши люди. Им может нужна помощь».
Джинн покачала головой.
«Их нет, Фал. Сюда, пошли».
«Что…но..»
«Они мертвы ! А теперь, пошли !» - она потянула его и он пошел за ней, сначала неохотно, затем со все большей решительностью. Что-то быстро поднималось из шахты. Это звучало как орда гигантских, механических муравьев.
Первый из буровых рабочих поднялись из ледяной пещеры внизу. Он был мертв. Люди закричали, в ужасе, когда увидели, плоть его частично освежеванного тела. Хирургически, точно, ужасающе – как будто слои тела были содраны анатомически правильно.
За ним последовали еще, такие же устрашающие тела.
Джинн и Фалька бежали, крича всем, кто слышал их, чтобы они следовали за ними, срывая свои технические комбинезоны и резко сбрасывая их целиком. Прочь инструменты и бежать. Это не было спасение: это была полномасштабная эвакуация.
Она нашла Ранкорта прячущимся за буровой машиной, он заставлял своих помощников выглядывать за бронированные борта машины и предоставлять ему информацию. Некоторые из них уже были мертвы, один от страха, когда прозвучал пронзительный звук; другие – от внезапных обвалов с потолка.
«Вставай !»- она схватила его за воротник и дернула.
«Вставай ! Этим людям нужно руководство. На поверхности нужно известить о том, что случилось тут».
«Что происходит ?» - завопил он, не желая вначале подниматься и бросая опасливые взгляды в сторону вентиляционной шахты, откуда изумрудный свет теперь изливался в ледяную пещеру.
Джинн обернулась через плечо, все еще держа Ранкорта за комбинезон.
«Фалька !»
Здоровяк мягко подошел к ней и перебросил администратора на свое плечо.
«Отпусти меня ! Я - офицер Империума. Немедленно опусти меня !»
«Заткнись», - Фалька слегка хлопнул Ранкорта головой о буровую машину, только чтобы ошеломить его.
Потом они снова побежали. Остатки свиты администратора последовали за ними без какого-либо принуждения.
Шахта на поверхность и лифтовые подъемники были всего в нескольких метрах впереди. Свет с поверхности был как успокаивающий бальзам, когда он коснулся мокрого от пота лица Джинн. Она обернулась.
Еще несколько из буровых рабочих снизу добрались до ледяной пещеры. Хотя они были еще далеко и ее взор был неустойчив из-за всей беготни для спасения своей жизни, она различила… существ, прицепившихся к шахтерам. Рабочие били их и корчились. В конце концов они упали и рой рассыпался, состоящий из серебряных похожих на жуков существ размером со сжатый кулак Фальки, оставляя освежеванные трупы за собой.
«Бог-Император милостивый», - выдохнула она.
Более крупные, грузные тени начинали появляться в конце вентиляционной шахты. Сверкающий изумрудный луч ударил из темноты, высвечивая резкие очертания пауко-образного существа. Как и жуки, оно было металлическим, но размером почти что с бурового рабочего. Луч, вылетевший из одного из мандибул существа, ударил бегущего рабочего и распылил его. Остаточное изображение освежеванного скелета человека еще оставалось на сетчатке Джинн перед тем как он обрушился в пепел и она отвела взгляд.
«Двигайтесь, двигайтесь !»
Они побежали к ближайшему лифтовому подъемнику. Примерно шестьдесят буровых рабочих присоединились к ним на грузовой платформе, и Фалька запустил двигатель как только они все оказались загружены.
Джинн смотрела, не отрываясь ,на поверхность наверху, когда тяжелые лебедки зажужжали. Она страстно желала, чтобы овал света поверхности стал хоть чуточку больше.
За ними, начали подъем к поверхности другие лифтовые подъемники – всего пятнадцать штук, все скрипящие, с нагретыми двигателями.
Один из кабелей оборвался, дико хлестнув, когда внезапно освободился от нагрузки. Луч одного из пауков повредил его. Рабочие заорали, когда полетели вниз навстречу смерти. Другие, вцепившись, могли только смотреть в ужасе, как жуки, уже покрыв собой стены шахты, прыгали со своих мест и приземлялись среди людей.
Джинн видела, как несколько шахтеров бросились вниз и предпочли смерть от падения нежели перспективе быть заживо освежеванными.
Тяжелое гудение аварийного клаксона звучало уже сверху шахты. Овал света превратился в прямоугольную полоску, начиная сужаться каждую секунду.
Ранкорт, только что придя в сознание, отбросил свой командный посох. Фалько увидел его и повернулся к нему.
«Что ты делаешь ? Другие никогда не смогут выбраться».
Зрачки администратора были расширены, глаза широко раскрыты и полны ужаса.
«Этт-ти штуки…»- запинаясь, произнес он. – «Им нельзя позволить выбраться».
«Ублюдок !» - Фалька врезал ему, увесистый удар в подбородок, который заставил Ранкорта присесть на зад, а потом вырвал командный посох из хватки администратора. – «Покажи мне, как это остановить»,- сказал он, нагибаясь к нему и снова угрожая насилием.
«Оставь его»,- Джинн дернула здоровяка за плечо. У нее была сильная хватка и это заставило его повернуться.
«Ты защищаешь этого червяка ?»
«Он прав, Фал»,- стены шахты проносились мимо них и вытесняемый воздух трепал волосы Джинн.
Фалька потряс своей головой. Эти мужчины и женщины были его друзьями.
«Нет !» - он уже собирался ударить Ранкорта еще раз, когда Джинн хлопнула его с силой в грудь тыльной стороной ладони. Это было сделано не для того чтобы повредить здоровяку, а чтобы привлечь его внимание.
«Он прав»,- повторила она, продолжая тихим голосом, пока смотрела вниз - ее разум пытался вычеркнуть бойню и ужас. – «Мы не можем позволить им выбраться».
Гримаса Фальки превратилась в рычание, когда он с бессильной яростью ударил в страховочную балку.
«Подожди»,- прорычал он, двигаясь к двигателю. – «Мы уже почти достигли поверхности».
Лифтовой подъемник прошел мимо медленно закрывающихся врат в шахту и спустя несколько метров вышел к бледному солнцу Дамноса. Другой шахтер по имени Фуг, пинком открыл дверь рампы и все шестьдесят выживших ступили на поверхность арктической тундры.
Хотя солнце светило, ледяной ветер нес с собой холод и выбивал жидкую кашу снега и замерзшего льда. Бесплодные пустоши Дамноса никогда не выглядели такими бледными.
Для разговоров не было нужды. Что мог каждый сказать, в любом случае? И потому шестьдесят выживших двинулись к отдаленному коммуникационному бункеру, двигаясь гуськом, головы наклонены против ветра и льда. За ними звук закрытия дверей в шахты прозвучал как погребальный колокол над сотнями тех, кто еще оставался внизу в ловушке.

850.973.М41
Все еще не было вестей от Дамнос Прайма, и истребители Валькирия лейтенанта Зонна вылетевшие из Секундуса для разведки, тоже молчали. Не нужно было включать инстинкты солдата, чтобы понять, что что-то было не так.
«Мы ожидаем полное отключение связи в северных регионах по направлению к Тирренианскому океану, полковник»,- он представил рапорт Квинтусу Тарну. Командир Дамносианской Гвардии Ковчега смотрел сквозь сложенные башней пальцы во тьму своего оперативного кабинета. У него был задумчивое настроение. Оперевшись на стол своими локтями, он не шелохнулся за все то время, пока Аданар Зонна находился в его присутствии.
За спиной полковника планетарная карта показывала местонахождение каждой мануфактуры, нефтедобывающей станции, шахты, очистительного завода, рабочего поселка и аванпоста на Дамносе. Пока световые лампы представляли станции с которыми Келленпорт, планетарная столица, потеряла связь. Лишь некоторые огоньки светились.
Волна тьмы, растекающаяся с севера, напоминала Аданару о медленно расползающемся саване.
«Мы подобрали группу спасшихся шахтеров от одного из аванпостов около Дамнос Прайма»,- продолжил он.
Тарн взглянул на Аданара впервые с тех пор как тот вошел в комнату.
«Сколько ?»
«Тринадцать, сэр».
«Они что-то сообщили ?»
«Я пока еще не знаю, полковник. Они были подобраны патрулем. По-видимому, они шли пешком по тундре несколько недель. Среди выживших есть администратор Ранкорт»,- добавил Аданар.
«Проинформируйте лорд-губернатора и приведите их всех ко мне как можно скорее, когда они прибудут в Келленпорт».
«Да, сэр. Что-нибудь еще ?»
«У вас есть жена и дети, лейтенант Зонна ?»- спросил Тарн. Полковник взглянул ему прямо в глаза.
«Ээ, да… Да, есть».
Хоть Тарн улыбнулся, его глаза оставались наполненными бездонной пропастью отчаяния.
Как будто впервые, Аданар заметил окурки табака в серебряной пепельнице слева от командира, справа находился вокс. Индикаторный огонек о полученном сообщении тихо мигал.
«Что-то не так, сэр ?»
«Слушай»,- просто ответил Тарн.
Он расцепил пальцы и проиграл сообщение с вокса, которое настойчиво мигало. Начальный сегмент был переполнен шумом статики, естественной интерференцией из-за расстояния и погодными условиями. Медленно проявился голос через треск помех.
«…нашли что-то, сэр…»
Аданар узнал тяжелый тембр голоса майора Таркена. Он лично не знал этого человека, но его репутация летела впереди него, описывая его как самого прославленного ветерана среди Гвардии Ковчега.
Полковник Тарн надавил на руну на воксе и из проектора на гололите проявилось зернистое изображение. Чтобы синхронизировать изображение со звуком, понадобилось еще несколько секунд. На неясном экране появился майор Таркен.
«Со взводом находился записывающий изображения сервитор», - объяснил полковник для справки.
Майор Таркен говорил в пиктер.
«Мануфакторумы Дамнос Прайма не отзываются, но определенно там что-то есть».
По приказу майора вид камеры сместился вниз, открывая несколько остатков скелетов.
«Могли принадлежать рабочим или буровым служащим…»
Аданар заметил что взгляд Тарна стал бесцельным.
«Это была передача в прямом эфире?»
«Примерно двадцать минут назад.»
Пиктер снова качнулся. Снимая слева и справа, он показывал людей Таркена продвигающихся в эшелонированном построении. Звук снова исчез, поглощенный треском интерференции или случайным шипением статики, но все казалось спокойным. Туман от холода проступал от стен как тонкая вуаль. Обмундирование Таркена и его людей было мокрым от влаги и хрустело при быстром замерзании.
«…сейчас продвигаемся в главную бурильную зону…»,- прошептал Таркен и достал свой лазган.
Кто-то закричал, впереди был разведчик.
«Где это было ?»- спросил Аданар, всецело захваченный гололитом.
«Станция Дагот, 300 километров к северу от Секундуса у Галахейма».
Вспышка на пикте была слишком яркой, чтобы быть статикой. Кто-то начал стрелять.
«Контакт ! Контакт !» - Таркен бежал и стал слышен шум гусеничных импеллеров сервитора, когда он переключал передачи, чтобы поспеть за майором. Хоть в целом стабильное, от дополнительных колебаний изображение исказилось и сделалось неясным. Вой лазганов через аудиоканал становился громче.
Аданар нагнулся поближе. Таркен достиг передовой линии и занял позицию за несколькими машинами, очевидно находящимися в ремонте. Примерно тридцать человек заняли схожие позиции и пригнулись. Далее впереди, люди продолжали кричать. Скауты разряжали свое оружие и Таркен пытался вызвать сержанта по воксу.
Что-то искаженное пришло с ответом вокса, дважды пропущенное через фильтры для слуха Аданара и полностью неразличимое.
Изображение пиктера все еще дрожало, хотя сервитор остановился за майором.
«Мы можем сделать изображение более четким ?»
Тарн не ответил. Он был прикован к гололиту.
Что-то проступало через туман. Внезапно изумрудное зарево окрасило туман, как будто марая его. При его проявлении звуки выстрелов от скаутов смолкли.
«Святой Трон…»,- Таркен выставил свой лазган над краем самодельной баррикады. Луч ударил из темноты, страшный и зеленый, и одна из машин была разрезана им надвое. – «Чертов святой Трон ! Все орудия, подстрелите их !»
Зал озарили более тридцати лазерных залпов. Пехотинцы Таркена действовали как автоматы, разряжая свои силовые ранцы с энергичностью и скоростью, которой Аданар никогда не видел у профессиональных солдат.
Существа, выходящие из тумана, они были… воплощением ночных кошмаров. Это было единственное слово, которым Аданар считал можно их описать. Огромные, широкоплечие скелетоиды со странными сверкающими ружьями, прикрепленными к своим рукам. Энергия курсировала взад и вперед по широкому цилиндрическому стволу и вылетала яркими копьями болезненно-зеленого света.
Они двигались как автоматы, ни переговариваясь, ни замедляясь пока огневые залпы лазболтов колотились о них.
«Усилить огонь !»
Пиктер выполнил приближение, вначале делая изображение нечетким, но затем фокусируясь на одном из металлических скелетов. Его глаза сверкали ужасающим огнем, предполагая наличие грубого разума, что заставило похолодеть кровь лейтенанта, тронутого сценой боевой схватки.
Аданар увидел, как существо задергалось в спазмах, когда в него угодили бесчисленные лазерные заряды. Потребовалось должно быть более десяти точно выпущенных зарядов, чтобы свалить его. Куски металла слетели с каркаса тела, заряды по-видимому прошили сваренные реберную клетку и поразили жизненно важные системы, перед тем как он упал.
Пиктер задержался на нем. В ужасе, Аданар наблюдал, как разбитые компоненты медленно вновь соединяются пока лазерный огонь неистовствует вокруг лежашей фигуры существа. Провода змеятся по земле, находя другие провода, и подобно сшитой плоти, связывают разбитые куски вместе. Метал стал подобно ртути, превратился в жидкость перед тем как попасть в торс, как по притяжению магнита. Невозможно, но скелет поднялся невредимым и снова начал стрелять из своего ужасного лучевого оружия.
«..ступаем…Отступаем !»
Таркен поднялся, чтобы объявить отступление. Солдат с воксом около него закрутился от скользящего попадания одного из лучей. Половина его лица и правое плечо испарились, будучи просто содранные до блестящей кости.
Это больше походило на бегство, чем на отступление.
Майор Таркен получил попадание в грудь. Его кираса испарилась от контакта с лучом, так же как и его униформа, белье, кожа, плоть и кости. На спине появилась дыра, а то, что осталось от костей и внутренностей спеклось перед тем, как Таркен рухнул на землю мертвой грудой.
Последним пал записывающий сервитор. Невооруженный, Аданар предположил, что он представлял наименьший уровень угрозы для существ.
Прямо перед тем, как репортаж закончился, нависающее лицо скелета заполнило весь экран. Зловещие огоньки тлели в его глазницах и говорили о непостижимой ненависти.
Через спикер раздался визг бинарного кода или чего-то похожего на него. Аданар вздрогнул и отшатнулся. Когда он открыл глаза долей секунды позже, экран был пуст, застыв на изображении лица скелета.
Лейтенант был покрыт потом, сердце стучало в груди. Он облизнул губы. Они были сухими и его голос был сначала хриплым.
«Что это за… ?» - он прокашлялся, очищая горло и снова повторил. - «Что это было, полковник ?»
Позади Тарна из тьмы появилась фигура, и Аданар потянулся за лазпистолетом. Он расслабился, как только узнал магоса Карнака.
Голос техножреца был холодным и суровым, Аданар посчитал, что такой же голос должен быть и у скелетов.
«Древние и ужасные, и они здесь, лейтенант».
«И какого черта это означает ?»
Тарн вмешался, выключая гололит и вырубая звук помех из аудиоканала:
«Это означает, что они пришли за нами, за этим миром».
Аданар подавил вспышку гнева – поскольку он просто реагировал на страх, вызванный раздражением.
«Со всем уважением, сэр, это черта с два означает. Что происходит ?»
«Лорд-губернатор был проинформирован»,- сказал Тарн, -«и пока мы здесь разговариваем, он укрывается в командном бункере класса Протеус со своими генералами. Он намеревается руководить операцией оттуда».
«Очень мудро, сэр, но все-таки с чем же мы имеем дело здесь ?»
«Мы связались с Нобилис и они занимают геостационарную орбиту над столицей».
Тарн отвечал, как будто потеряв связь с реальностью. Аданару захотелось встряхнуть его.
«Сэр !»
«Они идут на Келленпорт, Зонна. Я послал более пятьдесяти тысяч человек в Дамнос Прайм и Секундус, и на все станции между ними. И теперь все они, наш флот на якоре над Тирреаном – мертвы, все они».
Аданар тяжело сглотнул:
«Что ?»
Карнак подошел и встал перед Аданаром, жужжание его гусениц заставило нахмуриться лейтенанта.
«Тот перехваченный кусок бинарного кода был вспышкой данных»,- объяснил магос.- «Внутри находилось закодированное сообщение. Поскольку оно основывалось на прото-готической лингвистической системе, было нетрудно распознать значение. Мои спецы по ксено-лингвистике потратили примерно тринадцать целых двадцать шесть минут, чтобы расшифровать ее».
«Вы наверное жаждете, чтобы вас наградили призом, магос ?»
«Нет, я просто предполагаю, что сообщение сознательно было закодировано так просто. Они хотели, чтобы мы услышали их».
«Услышали что ?»- спросил Аданар.
Полковник Тарн активировал катушку хранящую данные из вокс-юнита. Через несколько секунд напряженного ожидания, из спикеров раздался неземной голос. Он резонировал с древним возрастом и застарелой угрозой, как будто раздавался из могилы или глубин пожирающей планеты черной дыры.
Мы – некронтир. Мы – легион. Мы объявляем, этот мир – наш… Сдавайтесь и умрите.
«Святой Трон»,- смог только прохрипеть Аданар. Он снова обрел самообладание спустя несколько секунд. «Уверен, они имели в виду – сдавайтесь или умрите ?»
Карнар угрюмым голосом произнес:
«Нет, лейтенант Зонна, перевод был точен».
«Именем Императора, что это за твари ?»
«Смерть, лейтенант, они – смерть. Аданар»,- сказал полковник, поднимаясь наконец-то на ноги.- «Хватайте свою семью и убирайтесь из Келленпорта. Идите на юг. Поторопитесь, пока не стало слишком поздно».
 
MisterNurglДата: Понедельник, 29.08.2011, 14:35 | Сообщение # 2
Великий нагибатор
Группа: Космодесант
Сообщений: 6217
Награды: 30
Репутация: 86
Статус: Offline
020.974.М41
На борту Нобилис.
Мостик кипел от лихорадочной активности.
Капитан Унзер выкрикивал приказы команде со своего позолоченного трона, выложенного управляющими кнопками, украшенного самоцветами и пиктерами.
«Дайте мне координаты для обстрела по квадратам, сейчас же !»
Персонал бросился исполнять после того как флаг-лейтенант Унзера прищелкнул языком, передавая приказы капитана. Глубоко под троном командира, сервиторы прикованные к контрольным точкам, работали без устали, маневрируя кораблем, повинуясь приказам своего рулевого; остальные обрабатывали и передавали обратно информацию для артиллерии, делая небольшие поправки при прицеливании, которые принимались на исполнение на оружейных палубах.
«Мелта-торпеды готовы на 44 процента, мой господин»,- сказал флаг-лейтенант Икаран.
Глаза Унзера вспыхнули в мрачной полутьме мостика. Длинный шрам, который он заработал пока был прикомандирован для поддержки Имперской Гвардии на Пловиане VI, выглядел как вертикальная улыбка на левой стороне лица.
«Угостить их еще одной порцией, сэр».
Икаран передал приказ дальше и сообщение попало через весь корабль на оружейную палубу. Унзер улыбнулся, его рот искривился от ранений, которые отражали жизнь, которая знала только войну.
Он любил это. Он абсолютно…Любил. Это.
Нобилис был неуязвим. Огромный боевой корабль, крупнейший из линейных судов, класс Доминатор – он был отражением неумолимой воли Унзера и праведного гнева. Ужасные враги пожаловали на Дамнос, извергнутые из самых глубин этого мира. И хотя он не видел их вблизи, Унзер был намерен загнать их обратно туда, откуда они выползли, превратив их в настоящих покойников, коих они уже изображали.
«Торпеды вышли, господин»,- сказал Икаран.
«Выведите изображение».
Пиктеры мостика, занимающие переднюю арку командного мостика, включились. Они показывали вид внешнего пространства и часть полушария южного Дамноса. Яркие, сверкающие кометы занимали передний вид, когда торпеды неслись к поверхности.
Унзер нагнулся вперед, получая удовольствие от ощущения власти.
«И три..два…один…»
Серия ярких вспышек озарила поверхность мира от мощных взрывов. Нобилис находился на краю мезосферы и достаточно близко, чтобы наблюдать за эффектом взрывов на поверхности.
Икаран прижал руку к уху, офицер по связи на корабле с правого борта передавал ему данные.
«Попадание в 80 процентов целей, господин».
Унзер позволил себе сесть обратно. Он сжал подлокотники командного трона, как король во время триумфа.
«Еще залп, если вы позволите».
Воздух был горячим и пропахшим потом на оружейных палубах. Тысячи матросов и погрузочных сервиторов метались группами как только приказ поступил с мостика.
Смотритель Каэнен пустил в ход плетку, чтобы они прибавили усилий.
«Пот и кровь, собаки»,- медленно произнес он, перекрывая тяжелое жужжание двигателей и грузовой машинерии. Его жуткий взор последовал за подъемниками снарядов, управляемыми командами почерневших, покрытых сажей мужчин и он нахмурился.
«Кэп хочет еще раз, и мы дадим ему еще раз !»
Плеть свистнула снова и команда с пятой по десятому торпедным аппаратам увеличила темп работ. Везде на оружейных палубах по правому борту Нобилиса, картина была такой же. Смотрители погоняли свою команду угрозами и лестью, так же как и любой хороший флотский офицер.
Менее чем за три минуты следующие торпеды были подготовлены к залпу, торпедные аппараты закрыты, их смертоносный груз подготовлен к запуску.
Волна зеленых рун “готовности» замерцала в душной полутьме оружейной палубы. Вокс связь находилась у артиллеристов, который механически направляли торпедные аппараты со своих постов согласно координатам, предоставленным с мостика. Все было в порядке, идеальная машина, кровь и сухожилия которой заменяли люди.
Каэнен спрыгнул со своего возвышения, наступив на согнутую спину сервитора, чтобы не пользоваться лестницей. Он хмыкнул, когда его сапоги коснулись палубы с гулким бумом, заорал на матроса, который встал на его пути и дал тумака другому, пока шел к наблюдательному посту.
Узкая щель давала ограниченный обзор пространства, но достаточный, чтобы наблюдать залп торпед. Открыв железную заслонку, Каэнен вытер грязь и изморозь с многослойного пласкрита, защищающего их от космоса и стал всматриваться.
Для смотрителя, артиллерийский обстрел был прекрасной картиной. Даже ощущения от множества грязных потаскух, которые ложились с ним в постель, несмотря на его шрамы и отсутствие гигиены, бледнели перед этим. Она, Нобилис, была его настоящей любовницей…и эта сучка была с огоньком.
Когда спусковые трубы не сработали, Каэнен нахмурился. Он протер еще раз наблюдательное окно, где его тяжелое дыхание затуманило стекло, но он не пропустил залпа. Трубы все еще были загружены. Он уже собирался начать орать и ругаться, и приготовился засадить сапогом по тому говнюку, который подвел его, когда плотный сверхконцентрированный луч пронзил пространство.
«Какого чер…»

Мы неуязвимы.
Эта мысль успокаивала и капитан Унзер наслаждался чувством превосходства, когда руна на командном экране, сообщающая о сбое оружейных систем, нарушила его.
«Мистер Икаран, отчет !»
Флаг-лейтенант снова поднял руку к уху, получая информацию от офицера по связи.
«Заело, сэр. Нам придется перезарядиться и получить новые координа…»
Мощный перепад в напряжении, заполнивший все пикт-экраны на мостике, оборвал сообщение Икарана».
«Господин, наши щиты будут…»
«Невозможно»,- выдохнул Унзер, принимая позу, как будто он дерзко бросал вызов своей надвигающейся смерти.
«У них нет…До сюда…мы неуяз…»
Сверкающий огонь изумрудного света заполнил мостик, ослепляя экипаж и сжигая плоть, несмотря на пласкритовые щиты на наблюдательных окнах. Щиты Нобилиса сдались в какие-то секунды, один за другим, и броня когда-то могучего корабля слетела как бумага под лучом некронов. Он пронзил мостик и поразил сердце корабля. Плазменные двигатели взорвались во вспышке, посылая кипящую огненную бурю по всем палубам. Снаряды и оружие расплавились во вспышке, убивая тысячи людей. Основная брешь, проделанная жадным лучом, расширилась на несколько дополнительных мелких брешей – персонал, оборудование, целые переборки и нижние палубы были выброшены в космос, моментально замерзнув.
На оружейных палубах, у наблюдателя Каэнена не было даже времени чтобы выругаться, перед тем как стенка торпедного отсека была содрана и весь персонал, заряжающий орудия, все две тысячи триста пятьдесят душ, сгорел заживо, перед тем как быть выброшенным в холодную тьму космоса.

Лорд-губернатор Арксис не всегда занимался политиканством. К несчастью, это было необходимое зло, когда ты управляешь одним из миров Империума. Такое дело требовало железной руки и твердой веры в Императора. Отклонений от Кредо не допускалось; люди жили, чтобы служить Его величайшей славе и славе человечества.
Арксис когда-то служил в Имперской Гвардии, и был в чине не ниже генерала, а теперь он восседал среди генералов, хитросплетения политики забыты и знакомая мантия солдата покоилась твердо на его плечах.
Это успокаивало.
А вот новости, которые он только что получил о Нобилис, были не очень.
«Святой Трон, целый корабль ? С одного выстрела ?»
Фельдмаршал Ланспур мрачно кивнул.
«Капитан Унзер отбил для нас немного пространства, возможно купил нам немного времени своим обстрелом, который проводил Нобилис, но теперь корабль уничтожен, мой лорд – все двенадцать тысяч триста восемьдесят одна душа».
«Милостивый Император…»-Арксис уставился в пространство, с трудом пытаясь осознать, что только что совершили некроны. Он взглянул на своих командиров. Шестнадцать мужчин собравшихся за металлическим столом в бункере Протеус посмотрели на него с безучастным видом.
«Астропатическое сообщение ?»
«Было послано»,- сообщил хормейстер губернатора, одетый в робу адепт по имени Фава, который отвечал за все межзвездные сообщения на Дамносе. «Мы отправили его прямо перед полным отключением связи».
Хотя большинство коротковолновых вокс-сообщений все еще действовали, на более менее длительные расстояния ,особенно за пределы мира, связь напрочь отсутствовала. У некронов имелся какой-то вид глушащего покрова, нарушающего связь.
«Тогда мы должны молиться Золотому Трону, чтобы оно быстрее достигло союзников. А пока мы организуем оборону, какую сможем»,- Арксис собирался обратиться к начальнику по артиллерии, низенькому воинственному мужчине, верному как ищейка, когда тупой скребущий звук заставил его проглотить начальные слова и произнести вместо этого. «Вы это слышали ?»
Скребущий звук стал громче, резонируя от внутренних металлических стен бункера.
Несколько человек из собравшихся военных кивнули.
Ситнер, начальник его телохранителей, вытащил лазпистолет.
«Сэр, мы должны переместить вас. Немедленно»,- он произнес это настойчиво, но без паники. Ситнер был штурмовиком, служа в том же полку, что и Арксис еще в давние времена. Лорд-губернатор доверял коренастому мужчине, поэтому распознал необходимость написанную на его загорелом лице и кивнул.
Пол под ними затрясся. Ситнер шагнул вперед, одной рукой толкнув лорд-губернатора за себя и переворачивая стол другой рукой. Подобно башне термитов, что появлялись в засушливых зона Дамноса, колонна земли, покрытая металлом, поднялась вверх из-под земли. Пол бункера был сделан из феррокрита толщиной в несколько сантиметров, но копатели все равно прошли через него.
Похожая на жука тварь, покрытая серебром и запачканная землей, вылезла из верхушки колонны. Ситнер выстрелил в нее из лазпистолета, опрокинув ее на спину и заставив беспомощно дергаться ногами.
«Ледяной ад, что за…»,- Габен-дун наклонился, чтобы взглянуть поближе. Колонна взорвалась перед ним и за секунду командующий артиллерией был окутан жукоподобными тварями. Он задергался и упал. Вес крохотных некронов повалил крупного мужчину и он заорал.
«Трон Земли»,- в шоке распахнул рот хормейстер, увидев влажную кость выпавшую из хитиновой массы, атакующей Габен-дуна.- «Они пожирают его плоть !»
«На выход ! На выход !»- закричал Ситнер.
Ланспур и четверо других командующих также достали свое оружие и встали между плотоядными жуками и лорд-губернатором.
«Открыть огонь !»- резко бросил Ситнер и камеру наполнили треск лаз-выстрелов вместе с вонью фузелина.
Серебряные жуко-твари раздались в стороны и бросились в стороны от трупа. Несколько лаз-болтов даже пробили несчастного Габен-дуна, хотя командующий артиллерией все равно уже был грудой медленно расползающейся плоти.
Покончив с первой жертвой, орда устремилась к остальным.
Ситнер и его товарищи вскоре палили уже в потолок и стены, когда жуки бросились к ним. Сильный толчок сотряс камеру и комнату, когда они начали отступали в пристройку бункера.
Вокс-юнит, включенный на прием передач, затрещал, добавляя неразберихи. Сквозь вокс слышались полные отчаяния рапорты: о том, что стены были пробиты; о врагах внутри оборонной линии, которые кажется появлялись прямо из воздуха; о странном лучевом оружии и криках тех, кто пал его жертвой.
Арксис бессильно стиснул кулаки, когда пол полностью обрушился, увлекая за собой Ланспура, и более крупный инсектоид тяжело выбрался наверх.
Снаружи с людей заживо сдирали кожу…
Одно существо, его панцирь поблескивал серебром и напоминал конструкцией паука, разделилось натрое. Лаз-болты Ситнера бессильно отскакивали от его шкуры. Мандибулы первой твари щелкнули и человек был разрезан надвое. К его чести, Ситнер не закричал.
А вот хормейстер закричал, когда его лицо и торс расплавились под лучом второго паука. Начавшийся предсмертный вопль, оборвался булькающим звуком оплывающей плоти и кости.
Остальные люди из командного состава тоже долго не протянули. Их захватили скарабеи – лорд-губернатор не смог придумать лучшего способа описать орду жуков – или они были зарезаны пауками.
Арксис остался один, окруженный врагами, все еще одурманенный иллюзией защиты своего Протеус-бункера. У него еще было время, чтобы встать на колени; с молитвой Императору на губах и стволом лазпистолета у виска.
Когда он спустил курок, оружие захрипело и замолчало. Полностью использованная во время первых лихорадочных минут, энергетическая ячейка истощилась.
Перед тем как когти вцепились в него, Арксис закрыл глаза.

Глава 2.
Это было просто удача, что Ультрамарины оказались так близко от Дамноса. Хотя позже это уже будет под вопросом, считать ли это удачей. Отчаянное астропатическое сообщение доставленное с печатью лорд-губернатора Арксиса было быстро расшифровано слепыми адептами на борту Мести Валина.
Его капитан, бесстрашный Сикариус, без долгих размышлений приказал кораблю и своей прославленной 2-й роте двинуться со всей поспешностью к осажденному миру.
Ударный крейсер вышел в пространство системы посреди поля обломков. Разведывательные сканеры идентифицировали их как взорванные обломки корпуса Нобилиса, громадного флагманского корабля флота. Месть Валина была несомненно меньше его и не могла сравниться с ним в огневой мощи, но была куда более маневренной и гордилась что несет самый смертоносный груз в галактике.
Рулевой Лодис, старожил Ордена, подвел корабль поближе. В пустоте, небольшие поправки в курсе и поворотах, рывки с помощью двигателей казались незначительными, но это только так казалось. Воющий гауссовый луч из дуговых облитераторов некронов, испускаемый с поверхности на много километров ввысь, пытался вновь и вновь достать ударный крейсер. Каждый раз брат Лодис маневрировал Местью Валина, чтобы уйти от удара или использовал обломки как прикрытие. Щиты мерцали от скользящих ударов, несколько незначительных попаданий были заделаны ремонтными бригадами, но все же корабль подходил ближе, выходя на линию идеального вектора обстрела.
Обломки Нобилиса, вяло пролетающие по космосу, представляли серьезную опасность для целостности корпуса ударного крейсера. Залпы из лазерных батарей корабля разбивали крупные осколки напополам. Более мелкие куски обломков просто отскакивали от брони Мести Валина.
Это был образец отличного исполнения, который позволил достигнуть заданной точки для атаки. В ту же секунду в брюхе корабля выстрелили пусковые трубы дроп-капсул, подобно маленьким стрелам, выпущенным из невидимого лука. Они помчались боевым построением к Дамносу, неся Ангелов Смерти и шаткую надежду для населения.
В конце концов, уступив огню гауссовых пушек некронов, щиты сдались и Месть Валина получила критическое повреждение. Сбросив свой груз, рулевой Лодис был удовлетворен и отступил в космос за пределы дальности огня пушек, чтобы зализывать свои раны.
А пока, по крайней мере, Сикариус и его братья были сами по себе.

Мощные удары сотрясали стенки дроп-капсул.
Гауссовы лучи подбирались все ближе. Предупредительные руны горели на контрольной консоли, красные и аварийные. Несмотря на толщину керамита капсулы, в который были заключены Космические Десантники, внутренняя температура все повышалась, и не только от входа в атмосферу, но и от близости к противовоздушному огню некронов.
Сикариус оставался непоколебимым.
«Думайте о своей цели, Львы»,- обратился он к командному составу. Кроме ветеран-сержанта Дацеуса, лица остальных девять десантников были закрыты кобальто-голубыми шлемами.- «Мы рычим !»
Двигатели капсулы превратили его крик в рев. Десантники как один повторили звучный боевой клич капитана. Это был тот звук, который возбуждал талассарскую кровь Сикариуса.
Никто не мог затмить Вторую роту, они превосходили остальных Ультрамаринов. Даже Первая рота Агеммана едва просматривалась через их могучие плечи.
Его широкие глаза вспыхнули как звезды, когда он снова заревел. «Викторис Ультра !»
Ответный клич был прерван на полу-слове, когда гауссовый луч задел их, сорвав часть дроп-капсулы. Часть брата Аргонана последовала за ней, большая часть его правого плеча и кусок тела. Кровь, покидающая его тела от высокого давления в капсуле, била красными струями через пробоину.
«Апотекарий»,- сказал Сикариус, надевая шлем и кивая десантнику из взвода, одетому в белую броню.
Брат Венацио склонился над пораженным Аргонаном, расстегнув один из своих грави-ремней. Сидя рядом с ним, ветеран-сержант Дацеус инстинктивно схватил апотекария за кирасу, чтобы помочь ему обрести равновесие.
Проделав отверстие в воротнике и грудной пластине брата Аргонана с помощью сверла своего редуктора, Венацио быстро вынул священные прогеноидные железы из тела и запечатал их в ампуле, магнитом держащейся на поясе.
«Запомните его»,- сказал своим воинам Сикариус. Вой ветра усилился до пронзительного визга внутри пробитой оболочки дроп-капсулы. Снаружи, через зазубренную трещину в корпусе, мир выглядел как размазанная краска.
«Отомстите за него»,- заключил капитан.
Его взгляд переместился к серии появившихся данных на контрольной консоли. Они все еще шли по правильной траектории. Метры, отсчитывающие расстояние до земли, бежали на электронном табло с устрашающей скоростью.
«Двадцать восемь секунд и ускоряется, Высокий Сюзерен»,- возвестил ветеран-сержант Дацеус, используя одно из многих почетных званий Сикариуса.
Живое доказательство многих своих деяний было видно всем кто смотрел на его броню, украшенную медалями и лаврами. Сикариус был прирожденным воином, но он также не стеснялся хвастаться наградами.
«Болтеры и мечи готовы, сержант»,- прорычал он, сжимая рукоять меча Талассара. Он назвал его Меч Бури. Даже оружие Сикариуса имело имя.
«Разогрейте руки и приготовьте мечи !»- пролаял в ответ Дацеус.
Щелчки заряжаемых болтеров наполнили шумное пространство дроп-капсулы. Языки пламени прорывались через пробоину, проделанную гауссовым лучом, который отнял жизнь Аргонана. Никто на борту не обращал на них внимания. Все глаза были прикованы к запору, открывающему рампу.
Подобно громовому удару грозового бога, дроп-капсула ударилась о землю и оставила сеть трещин на поверхности Дамноса. Еще одна рана, из многих, от которых пострадала планета.
Шипение пневматического запора возвестило об открытии откидной рампы. Через секунду Сикариус уже выпрыгивал наружу, с развевающейся за спиной накидкой и именем Жиллимана на своих устах.
Он проткнул одного воина некрона, наполовину сожженного огнем спускающейся дроп-капсулы. Другой уже почти починил себя и двигался с неумолимостью автомата. Сикариус пробил его торс выстрелом из плазменного пистолета. Перейдя на бег, он достаточно сблизился, чтобы обезглавить его. Зловещие зеленые огоньки в его глазницах погасли и он умер.
За ним, глухой перестук и грохот болтеров возвестил, что Дацеус и остальные открыли огонь. Энергетические лучи, ядовито-зеленого света, стремительно вылетели из дыма, до того как ретинальные дисплеи Сикариуса смогли дать лучший обзор. Гауссовый луч скользнул по его наплечнику, содрав его до голого керамита всего одним прикосновением.
Зловещие огни глаз некронов возникли во мраке, как мертвые звезды. Те немногие, что были уничтожены около капсулы, были всего лишь частью авангарда.
Приближалось куда больше.

Склоны Танатоса высились на расстоянии как плохое предзнаменование. Дроп капсулы доставили их так близко, насколько это было возможно.
Земля, окружающая покрытые снегом холмы, была более чем трехкилометровым покрытым обломками болотом. Утыканное ледяными кристаллами и коварными арктическими ямами, это было опасное место.
Сципио Вороланус жадно пожирал метры расстояния, его «Тандерболты» держались рядом с ним и держали строй. Он проверил рассредоточение на ретинальном дисплее. Серия идентификационных рун показала хорошее рассредоточение и огневую дисциплину.
«Двигайтесь !» - сказал он в вокс, пришпоривая воинов всех как одного.
Через завесу дыма и пыли от разрушенного очистительного комплекса, были видны призраки, двигающиеся впереди них. Они шагали, медленно и целеустремленно. Перед ними вспыхивали изумрудные гауссовые лучи.
Хмыкнув от боли, бронированная фигура упавшая далеко справа от Сципио сигнализировала попадание. Руна брата Ларго стала желтой, когда тактический дисплей в шлеме Сципио отобразил серьезное ранение.
Всего лишь еще несколько метров…
Длинная линия серебристо-серых фигур, покрытая пятнышками керамита, противостояла им. Огонь некронов превратился в нескончаемый огневой вал. Еще один боевой брат Ультрамарин пал жертвой его ярости.
«Стоять !»
Оглушенный Сципио подчинился приказу фигуры, бегущей впереди него. Слово скорее возникло в его мозгу, чем пришло по каналам связи, психический импульс, которому мог противостоять только тот, у кого было достаточно воли.
Варро Тигуриус присел, гауссовый луч вспыхнул, ударив в защитный щит, который Главный Библиарий воздвиг вокруг себя.
«В укрытие. Пригнуться !» - приказал Сципио, бросаясь за разбитую стену, которая осталась от уничтоженного очистительного завода.
Это место было мрачным склепом, наполненным телами рабочих Дамноса и призванных имперских гвардейцев. Тут произошло яростное сражение, которое закончилось печально для людей.
Сципио едва удостоил их второго взгляда. Так было не всегда. Черный Предел и долгие тяжелые годы, что последовали после, изменили его.
Пятьдесят метров усыпанного балками, перекрученного проволокой двора находились между Ультрамаринами и огневой линией некронов. Тигуриус остановил Космических Десантников у изодранной баррикады перед финальным броском.
Вглядываясь через наполненный гауссовыми лучами туман, Сципио активировал коммуникационный канал:
«Специалисты на позицию, к Вороланусу».
Через несколько секунд братья Катор и Браккиус, пригнувшись на бегу, выдвинулись вперед. Сципио хлопнул Катора по плечу.
«Плазма и мельтаган в каждый угол, братья».
Оба вместе кивнули, занимая позицию по краям стены.
Куски рокрита и полу-разрушенных пласталевых обломков заставили Сципио пригнуться.
«Чего мы ждем, брат-сержант ?»- спросил Насеон.
Сципио смотрел на двор – там было что-то больше, чем просто обожженная войной земля под разрушенной мостовой – и даже не обернулся.
«Грома и молнии».
Телион учил его, когда нужно ждать и когда атаковать; экспертное обучение мастер скаута и его влияние, в настоящий момент занятого в других зонах боевых действий, будет утеряно на Дамносе. Сципио жестом показал в сторону Тигуриуса, находящегося в паре метров впереди всех.
«Смотри и будь готов».
Свечение электричества внезапно окутало изукрашенную боевую броню Библиария и он надавил бронированной ладонью в землю. Внезапно, голубая энергия, окутывающая его, прошла в землю и круги психической энергии метнулись через ничейную землю в поисках жертв.
Как чудовищные марионетки, дергающиеся в отвратительном подобии жизни, «свежеватели» некронов выскочили из засады в земле. Они были закопаны прямо под поверхностью земли, готовые атаковать Ультрамаринов, когда те пойдут в атаку. Это напоминало минное поле, но усеянное ожившим и смертельным врагом, чем просто взрывчаткой.
Двое из отвратительных тварей задрожали и упали под сверкающими арками энергии Тигуриуса, содранная человеческая кожа, наброшенная на плечи как плащи и накидки, загорелась, чадя дымом горелой плоти. Появились еще несколько, потеряв элемент неожиданности, они размахивали своими бритвенно-острыми клинками-пальцами.
Сципио проревел «Космодесант – несите смерть !» В неровном свете вспышка от его болт-пистолета обрисовала резкие грани его пурпурного боевого шлема.
Плазма болт угодил одному из свежевателей в грудь, уничтожая механические органы и процессоры. Некрон грохнулся мертвой грудой на земь, задрожал и после телепортировался, как будто его никогда не было здесь.
Другой отлетел под лучом мельтагана Катора. Несмотря на быстрый механизм заживления продвинутой мехорганики некронов, повреждения были критическими и он тоже телепортировался.
Нацеон вспрыгнул на баррикаду, усилие добавило силы его боевому кличу. «Ультрамар и Тандерболты !»
Искры от ударов усеяли атакующих некронов, заставляя их дрожать под ударами, но не останавливая их. Нацеон заметил кинжал, взметнул штык своего болтера ,чтобы заблокировать, но было слишком поздно. Найдя слабые точки в сочленениях брони Нацеона, свежеватель проделал несколько смертельных ран в Ультрамарине, перед тем как прорезать его воротник.
Голова Нацеона покатилась как брошенная граната по земле.
«Жиллиман и Храм Геры !» - призвал благословение Сципио, когда разрубил металлическую ключицу убийцы Нацеона. Цепной меч глубоко погрузился в тело и застрял.
Ничего не выражающее лицо с серебряной челюстью, запачканной кровью, метнулось к сержанту. Выстрел болт-пистолета оторвал левую клешню некрона, до того как он успел полоснуть его. Сципио затем ударил его, ломая шею твари, так что его голова закачалась под неестественным углом. Он вдавил руну активации цепного меча, прошептал быструю литанию духу машины в мече и меч ожил. Опустив пистолет, Сципио обрушил меч, держа его обеими руками, через тело свежевателя по диагонали. Когда он отступил назад, готовый ударить снова, две механические половинки разделились в стороны и упали в противоположных направлениях.
Сципио едва успел отойти, когда второй некрон накинулся на него. Без болт-пистолета, он быстро принял защитную стойку.
Но свежеватель перед ним взорвался до того как успел атаковать, искры и обломки машинного тела разлетелись как осколки гранаты.
Пара жестких глаз, сияющих силой в как будто высеченном изо льда лице, поприветствовала его.
Вытащи свое оружие.
Сципио резко кивнул в знак благодарности Тигуриуса, в душе как всегда содрогнувшись под взором Библиария, и достал свой болт-пистолет.
Времени оставалось мало. Свежеватели были разбиты, Браккиус и Катор добивали выживших с близкого расстояния, но линия стрелков с гауссовыми пушками оставалась.
Сципио махнул рукой, приказывая взводу двигаться вперед за Тигуриусом. Перехватив боевой сигнал Библиария на ретинальном дисплее, он снова включил коммуникационный канал.
«Взвод Страбо. Врежьте огнем».
Скрытые за обломками очистительного завода, десять громоздких фигур взметнулись в небо на языках пламени. Рев их взлетающих двигателей заставил некронов посмотреть наверх. Половина тварей переключилась на огонь по воздуху, но потоки гауссовых лучей вылетели слишком поздно и их было недостаточно.
Расстреливаемая спереди Тигуриусом и взводом Воролануса, и сверху штурмовым взводом Страбо, линия стрелков-некронов была уничтожена, оставив Ультрамаринов победителями.
После боя, Тигуриус оглядел стоящие на расстоянии подножья Танатоса. Угрожающая арка пилонов некронов и длинные стволы гауссовых осадных орудий портили линию горизонта. Монотонный звук частиц и фокусированные лучи энергии непрестанно били по Келленпорту.
«Они хорошо охраняются»,- заключил Библиарий, не удостоив вниманием присутствие Сципио, но отвечая на его вопрос еще до того, как он задал его.
«Нам нужен путь, чтобы пробить их оборону»,- ответил Сципио. За ним, его взвод и взвод сержанта Страбо укрепляли периметр.
«Лучше кинжал, чем топор»,- сказал Тигуриус.- «Но не тот, что выкован руками Космического Десантника»,- загадочно добавил он, обращая внимание на сержанта. – «Тебя что-то беспокоит, брат Вороланус ?»
Сципио дернулся неуклюже в своей броне, сожалея, что снял свой боевой шлем.
«Нет, мой повелитель»,- честно сказал он. Ничего, кроме вашего психического вмешательства.
Тигуриус улыбнулся и это был, неуместный и тревожный жест.
«Возможно, все-таки должно»,- сказал он и оставил Сципио планировать следующую стадию атаки.
Брат Орин подошел к плечу сержанта до того, как тот успел позвать.
«Мы обеспечили защиту периметра, мой повелитель».
Сципио надел свой шлем.
«Заберите тело Нацеона и пополните боеприпасы. Мы выступаем»,- сказал он, размышляя над смыслом слов Тигуриуса.

Они увидели их как звезды, падающие с небес. Все, кто занимали стены Келленпорта, их усталые тела и истощенные души вопили о подкреплении, знали, что это такое. Не просто метеоритный дождь, хотя на небе сперва это выглядело именно так.
Нет, это было избавление. Или так все они надеялись.
Аданар Зонна обошел расположение своих отрядов на укреплениях города. Они потеряли много пространства снаружи за пределами центра города. Некоторые из оборонительных стен пали, те, что окружали сердце города. Феррокрит, армапласт и адамантит – сдирающие лучи некронов с насмешкой расправлялись со всем. А на ужасные раны, которые наносили они плоти и крови, было даже страшно смотреть.
У некронов был какой-то тип устройства, вроде генератора телепортации, как предположили техножрецы. Он позволял основной массе их пробудившихся войск телепортироваться за оборонительные позиции Гвардии Ковчега. Укрепленные стены, бункеры, поля с колючей проволокой – все это не было препятствием для механизированного напора некронтира. Изолированные очаги сопротивления во внешних зонах, «пустоши» как их стали называть, все еще держались. Выстрелы их лазганов слабели с тем же темпом, с какой возрастали изумрудные вспышки гауссовых шкуродеров. Вскоре они замолкнут и металлическая орда пойдет на выживших, прячущихся в центре города.
 
Форум » Games Workshop » Бэкграунд и Флафф » Падение Дамноса - Fall of Damnos (Warhammer 40 000)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Авторское право на игру и использованные в ней материалы принадлежат Мастеру Игрушек.
Любое использование материалов сайта возможно только с разрешения его администрации!
Все права защищены. © 2022 // design by Мастер Игрушек
* * * * *